ДОБАВИТЬ В ЗАКЛАДКИ СТРАНИЦУ, КОТОРУЮ ТЫ СЕЙЧАС СМОТРИШЬ
Регистрация Вход Поиск Карта форума


Читай форум без рекламы!



Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 24 ноя 2008, 02:54 
Аватара пользователя

Репутация: 204



С удовольствием открываю эту тему!
Она посвящается вечным романтикам и просто любителям лирической поэзии.
Надеюсь, тема не будет забыта и каждый сможет высказать здесь свои мысли
(или просто понравившееся) в стихотворной, художественной форме или в прозе.
В этой теме, как и в любой другой, есть правила, и со всем уважением попрошу их придерживаться!
Любой, кто начинает здесь творить, прошу, не поленитесь заглянуть сюда (хотя я понимаю, что у творчества нет правил, границ и рамок.


ЛЕГОНЬКИЕ ПРАВИЛА:
1. Размещаем свою поэзию или прозу.
2. Размещаем произведения других поэтов (с ОБЯЗАТЕЛЬНЫМ указанием имени автора или источником, откуда взято произведение).
3. Размещаем свои художественные, фотографические работы.
4. Работы других авторов размещаем с указанием места, запечатленного на фото или на картине. При публикации своих работ - это необязательно (по желанию). Если вы размещаете работы других авторов - пишите либо имена авторов, либо источник, откуда взята работа.
Например, разместите фотографии своего любимого города или места, где вы больше всего любите рыбачить или просто сделанные вами красивые художественные фотки.
Главное!!! Чтобы при просмотре ваших работ люди получали эстетическое наслаждение.

Дерзайте, творите, ищите, любите!
Итак, туманною дорогой, перебирая струны души...


Не в сети  
   
      

СообщениеДобавлено: 06 окт 2012, 15:52 
Аватара пользователя

Репутация: 6601



Пара трогательных историй
Однажды я шел по местным магазинам, делая покупки, и вдруг я заметил,как Кассирша разговаривает с мальчиком не больше 5 или 6 лет.
Кассирша говорит: Мне жаль, но у тебя не достаточно денег, чтобы купить эту куклу.
Тогда маленький мальчик повернулся ко мне и спрашивает: Дядя, а вы уверены, что у меня не достаточно денег?
Я пересчитал деньги и ответил: Дорогой мой, у тебя не достаточно денег чтобы купить эту куклу.
Маленький мальчик все еще держал куклу в своей руке. После оплаты своих покупок я вновь подошел к нему и спросил, кому он собирается дать эту куклу…?
Эту куклу моя сестра очень любила и хотела ее купить. Я хотел бы подарить ей на ее день рожденье! Я хотел бы дать куклу моей маме, чтобы она смогла передать это моей сестренке, когда она уйдет к ней!
…Его глаза были грустными, когда он это рассказывал.
Моя сестра ушла к Богу. Так мне отец сказал, и сказал, что вскоре мама тоже уйдет к Богу, поэтому я подумал, что она может взять куклу с собой и передать ее моей сестренке!? ….
Мое сердце внезапно остановилось.Маленький мальчик посмотрел на меня и сказал: Я сказал отцу, чтобы мама пока не уходила, пока я не приду с прогулки. Затем он мне показал свою фотку, где он счастлив и улыбается. Я хочу чтобы мама взяла мою фотку с собой, чтобы моя сестренка не забыла меня.
И он добавил: Я люблю свою маму и не хочу чтобы она меня покидала, но отец говорит, что она должна идти к моей маленькой сестре. Затем он посмотрел снова на куклу своим печальным взглядом…
Я быстро взял свой портмоне и сказал мальчику: Может мы еще пересчитаем твои деньги, если ты считаешь, что их достаточно чтобы купить куклу??…
Да, я думаю, что у меня хватит денег чтобы купить куклу!
Не показывая ему я добавил из своих денег и мы заново начали считать. Было достаточно, чтобы купить куклу и еще даже осталось немного денег.
Маленький мальчик сказал: Спасибо Господи за то, что ты мне дал денег! Затем он посмотрел на меня и добавил: Вчера перед сном я просил у Бога дать мне деньги, чтобы купить куклу для моей сестренки, чтобы передать ее через мою маму! Он услышал меня! Я так же хотел бы иметь немного денег, чтобы купить белую розу для моей мамы, но я не спрашивал об этом у Бога. Но он мне дал достаточно денег, чтобы купить куклу и розу. Моя мама любит белые розы!…
Я закончил свой шопинг в задумчивом и странном состоянии. У меня из головы не выходил этот мальчик. Затем я вспомнил -в местной газете была статья два дня тому назад о пьяном мужике в грузовике, который сбил женщину и маленькую девочку. Маленькая девочка погибла сразу же на месте, а женщина была в критическом состоянии.Семейство должна решить отключить аппарат, который поддерживает в ней жизнь, так как молодая женщина не способна поправиться от комы. Неужели это семья того мальчика, который хотел купить куклу для своей сестренки?
После двух дней в газете была опубликована статья, где говорилось, что та молодая женщина скончалась… Я не сдержал слезы… Я купил белые розы и пошел на похороны… Молодая девушка лежала в белом, в одной руке была кукла и фото, а на одной стороне была белая роза.
Я ушел весь в слезах, и чувствовал, что жизнь моя теперь изменится… Я никогда не забуду любовь этого мальчика к своей матери и сестренке!!!


- Дорогая моя, мне жаль, но мы ведь знали, что надежды мало. Слишком стремительное развитие, и эта форма так мало изучена...
- Сколько мне осталось?
- Около четырех месяцев. Крепитесь, дорогая.
Четыре месяца. Это значит, человеческой жизни — 3 месяца. И еще один — нечеловеческой. Все.

Главное, дома не напугать Сашку. Не кидаться на него с объятьями и слезами. Он мой маленький мужчина, серьезный и важный. Настоящий воин, и целовать его можно только на ночь, когда сняты доспехи и отложен в сторону грозный меч. Ему не нужно слышать кашель и видеть таблетки. Ему про это вообще не нужно ничего знать.

- Сашка, а я скоро уеду.
- Куда?
- Далеко-далеко.
- А я?
- А ты потом приедешь ко мне.
- А почему ты не возьмешь меня с собой?
- Кто-то же должен устроиться на новом месте, подготовить все. Потом ты обязательно приедешь ко мне, Сашк. А пока поживешь у бабушки, договорились?

Запомни меня вот такой, веселой и красивой, а не желтым от болезни иссохшим полутрупом под капельницей. Вспоминай, как я сидела за учебниками, а ты рядом на полу с важным видом малевал что-то в своей тетрадке. Или как я поливала цветы и учила тебя вытирать пыль, а ты сердился на летящие в солнечном луче пылинки и целых полчаса охранял от них журнальный столик. А они все равно победили, и чтобы ты не плакал, мы рисовали на столике страшные рожицы, чтоб пылинки испугались и больше никогда не возвращались. Или как мы лепили пельмени, а по выходным пекли вкуснющие пироги с капустой. И как хулигански готовили пирожок или пельмень с сюрпризом, насыпав в начинку целую ложку соли. Помни, как я играла с тобой в кубики, как мы, ползая по ковру, строили маленький город, заселяли его шахматными фигурками, возили по дорожкам машинки и твой любимый танк. Вспомни это, когда построишь такой город с моими внуками вместо меня.

Не вспоминай, пожалуйста, как я теряла терпение и кричала на тебя, мне стыдно за это. Не вспоминай, как я валялась на диване вместо того, чтоб почитать тебе сказку. А вот как в угол ставила, и как мы потом, обнявшись, обсуждали твои проступки — это помни. Особенно про обнявшись.

Меня не будет рядом, но зато у тебя будут воспоминания. Приятные. Теплые. Светлые. Без страха и боли. Я твоя мама, я улыбаюсь тебе. Помни меня такой.

***

- Мам, я ложусь в больницу. Забери Сашку, пожалуйста.
- Как-то быстро это… Неужели все?
Молчу. Нечего сказать.
- Доча?
- Ты приходи ко мне, только Сашку не бери с собой.
- Доченька, он ведь имеет право знать, ты ж ему не чужой человек...
- Мама, Сашку не приводи.

Я не заплачу завтра. Обниму, улыбнусь и скажу «до скорого».

Только бы это «скоро» подольше не наступало.

© Knopka


Не в сети  
   
      
СообщениеДобавлено: 16 окт 2012, 12:39 
Аватара пользователя

Репутация: 6601



Я был совсем маленьким когда у нас в доме появился телефон- один из
первых телефонов в нашем городе. Помните такие большие громоздкие
ящики-аппараты?
Я был еще слишком мал ростом чтобы дотянуться до блестящей трубки,
висевшей на стене, и всегда зачарованно смотрел как мои родители
разговаривали по телефону.

Позже я догадалася, что внутри этой удивительной трубки сидит человечек,
которого зовут: Оператор, Будьте Добры. И не было на свете такой вещи,
которой бы человечек не знал.
Оператор, Будьте Добры знал все- от телефонных номеров соседей до
расписания поездов.
Мой первый опыт общения с этим джином в бутылке произошел когда я был
один дома и ударил палец молотком. Плакать не имело смысла, потому что
дома никого не было, чтобы меня пожалеть. Но боль была сильной. И тогда
я приставил стул к телефонной трубке, висящей стене.
- Оператор, Будьте Добры.
- Слушаю.
- Знаете, я ударил палец... молотком.....
И тогда я заплакал, потому что у меня появился слушатель.
- Мама дома? -спросила Оператор, Будьте Добры.
- Нет никого, - пробормотал я.
- Кровь идет?- спросил голос.
- Нет, просто болит очень.
- Есть лед в доме?
- Да.
- Сможешь открыть ящик со льдом?
- Да.
- Приложи кусочек льда к пальцу, -посоветовал голос.

После этого случая я звонил Оператору, Будьте Добры по любому случаю. Я
просил помочь сделать уроки и узнавал у нее чем кормить хомячка.

Однажды, наша канарейка умерла. Я сразу позвонил Оператору, Будьте Добры
и сообщил ей эту печальную новость. Она пыталась успокоить меня, но я
был неутешен и спросил:
- Почему так должно быть, что красивая птичка, которая приносила столько
радости нашей семье своим пением- должна была умереть и превратиться в
маленький комок, покрытый перьями, лежащий на дне клетки?
- Пол, -сказала она тихо, - Всегда помни: есть другие миры где можно
петь.
И я как то сразу успокоился.
На следующий день я позвонил как ни в чем не бывало и спросил как
пишется слово "fix".

Когда мне исполнилось девять, мы переехали в другой город. Я скучал по
Оператору, Будьте Добры и часто вспоминал о ней, но этот голос
принадлежал старому громоздкому телефонному аппарату в моем прежнем доме
и никак не ассоциировался с новеньким блестящим телефоном на столике в
холле.
Подростком, я тоже не забывал о ней: память о защищенности, которую
давали мне эти диалоги, помогали в моменты недоумения и растерянности.
Но только став взрослым, я смог оценить сколько терпения и такта она
проявляла, беседуя с малышом.

Через несколько лет после окончания колледжа, я был проездом в своем
родном городе. У меня было всего пол-часа до пересадки на самолет.
Не думая, я подошел к телефону-автомату и набрал номер:
Удивительно, ее голос, такой знакомый, ответил. И тогда я спросил:
- Не подскажете ли как пишется слово "fix"?
Сначала - длинная пауза. Затем последовал ответ, спокойный и мягкий, как
всегда:
- Думаю, что твой палец уже зажил к этому времени.
Я засмеялся:
- О, это действительно вы! Интересно, догадывались ли вы как много
значили для меня наши разговоры!
- А мне интересно,- она сказала,- знал ли ты как много твои звонки
значили для меня. У меня никогда не было детей и твои звонки были для
меня такой радостью.
И тогда я рассказал ей как часто вспоминал о ней все эти годы и спросил
можно ли нам будет повидаться, когда я приеду в город опять.
- Конечно, -ответила она,- Просто позвони и позови Салли.

Через три месяца я опять был проездом в этом городе.
Мне ответил другой, незнакомый голос:
- Оператор.
Я попросил позвать Салли.
- Вы ее друг? -спросил голос.
- Да, очень старый друг, - ответил я.
- Мне очень жаль, но Салли умерла несколько недель назад.

Прежде чем я успел повесить трубку, она сказала:
- Подождите минутку. Вас зовут Пол?
- Да
- Если так, то Салли оставила записку для вас, на тот случай если вы
позвоните... Разрешите мне прочитать ее вам? Так... в записке сказано:

"Напомни ему, что есть другие миры, в которых можно петь. Он поймет."
Я поблагодарил ее и повесил трубку.

©Paul Villard


Не в сети  
   
      
СообщениеДобавлено: 23 янв 2013, 14:01 
Рыболов обыкновенный
Аватара пользователя

Репутация: 9340



25 января Владимиру Высоцкому - 75 лет!
Порой кажется, что Высоцкий прожил несколько жизней, чтобы создать такие шедевры, как «Скалолазка», «На Большом каретном», «Протопи ты мне баньку по-белому», «Диалог у телевизора»… Имя Высоцкого всегда было окружено славой. Узнаваемый «голос с трещиной», обязательно с гитарой, остроумный, ироничный, харизматичный… Ему всегда было, что сказать и спеть. Невероятно талантливый: поэт, актер, певец. Легенда, явление, икона, и в тоже время – балагур и выпивоха. Как говорил Роберт Рождественский, у каждого свой Высоцкий. Песни, созданные маэстро, часто перерастали сами фильмы и спектакли, для которых были написаны. Ах, как нам хочется верить, что Высоцкий не умер, а именно уснул.
Если бы Владимира Семеновича спросили, - кто Вы, Владимир Высоцкий, - вот он, ответ!
Мне судьба - до последней черты, до креста
Спорить до хрипоты, а за ней - немота,
Убеждать и доказывать с пеной у рта,
Что не то это все, не тот и не та...

Что лобазники врут про ошибки Христа,
Что пока еще в грунт не влежалась плита,
Что под властью татар жил Иван Калита
И что был не один, кто один против ста.

Триста лет под татарами - жизнь еще та,
Маета трехсотлетняя и нищета.
И намерений добрых, и бунтов тщета,
Пугачевщина, кровь, и опять - нищета.

Пусть не враз, пусть сперва не поймут ни черта,
Повторю, даже в образе злого шута...
Но не стоит предмет, да и тема не та:
"Суета всех сует - все равно суета".

Только чашу испить - не успеть на бегу,
Даже если разлить - все равно не смогу.
Или выплеснуть в наглую рожу врагу?
Не ломаюсь, не лгу - не могу. Не могу!

На вертящемся гладком и скользком кругу
Равновесье держу, изгибаюсь в дугу!
Что же с ношею делать - разбить? Не могу!
Потерплю и достойного подстерегу.

Передам, и не надо держаться в кругу -
И в кромешную тьму, и в неясную згу,
Другу передоверивши чашу, сбегу...
Смог ли он ее выпить - узнать не смогу.

Я с сошедшими с круга пасусь на лугу,
Я о чаше невыпитой здесь ни гугу,
Никому не скажу, при себе сберегу.
А сказать - и затопчут меня на лугу.

Я до рвоты, ребята, за вас хлопочу.
Может, кто-то когда-то поставит свечу
Мне за голый мой нерв, на котором кричу,
За веселый манер, на котором шучу.

Даже если сулят золотую парчу
Или порчу грозят напустить - не хочу!
На ослабленном нерве я не зазвучу,
Я уж свой подтяну, подновлю, подвинчу!

Лучше я загуляю, запью, заторчу!
Все, что за ночь кропаю,- в чаду растопчу!
Лучше голову песне своей откручу,
Но не буду скользить, словно пыль по лучу.

Если все-таки чашу испить мне судьба,
Если музыка с песней не слишком груба,
Если вдруг докажу, даже с пеной у рта,-
Я уйду и скажу, что не все суета!


Не в сети  
   
      
СообщениеДобавлено: 04 мар 2013, 16:01 
Аватара пользователя

Репутация: 204



Как ты там, моя жизнь?

Как ты там моя жизнь? У нас ночь.
Два почти, а мне все не спится.
Ты там встретила нашу дочь?
Верю встретила, раз мне снится.
У меня и седин уже нет,
Кот наш старый сбежал на прошлой,
Мне почти девяносто лет,
Держит жизнь меня как нарошно.
Вот пытались меня увезти,
В престарелый. Но я не сдался,
Ты учила вперед идти,
Только я без тебя сломался.
Мои руки не держат чай,
И вставать тяжело мне дважды,
Ты держись, моя жизнь не скучай,
Окажусь там и я однажды.
У меня твое фото на тумбе,
Первый свадебный красочный вальс,
Твои розы завяли на клумбе,
Доживу, посажу еще раз.
Мне таблетки не лезут в горло,
Валерьянкой пропах весь дом,
Моя жизнь, мне почти не больно,
В одиночестве есть за столом.
Ты просила меня быть сильным,
В свой последний тяжелый вечер,
Но когда я иду к могиле,
То вдвойне жду с тобою встречи.
Дорогая моя старушка,
Без тебя тяжело, нет мочи.
Вот моя, вот твоя подушка.
Скоро буду. Спокойной ночи...

автор Оксана Чехалина


Не в сети  
   
      
СообщениеДобавлено: 18 мар 2013, 07:24 
Рыболов обыкновенный
Аватара пользователя

Репутация: 9340



Маме исполнилось 75!

Ты жива еще, моя старушка?
Жив и я. Привет тебе, привет!
Пусть струится над твоей избушкой
Тот вечерний несказанный свет.
Пишут мне, что ты, тая тревогу,
Загрустила шибко обо мне,
Что ты часто ходишь на дорогу
В старомодном ветхом шушуне.
И тебе в вечернем синем мраке
Часто видится одно и то ж:
Будто кто-то мне в кабацкой драке
Саданул под сердце финский нож.
Ничего, родная! Успокойся.
Это только тягостная бредь.
Не такой уж горький я пропойца,
Чтоб, тебя не видя, умереть.
Я по-прежнему такой же нежный
И мечтаю только лишь о том,
Чтоб скорее от тоски мятежной
Воротиться в низенький наш дом.
Я вернусь, когда раскинет ветви
По-весеннему наш белый сад.
Только ты меня уж на рассвете
Не буди, как восемь лет назад.
Не буди того, что отмечталось,
Не волнуй того, что не сбылось, —
Слишком раннюю утрату и усталость
Испытать мне в жизни привелось.
И молиться не учи меня. Не надо!
К старому возврата больше нет.
Ты одна мне помощь и отрада,
Ты одна мне несказанный свет.
Так забудь же про свою тревогу,
Не грусти так шибко обо мне.
Не ходи так часто на дорогу
В старомодном ветхом шушуне.

С. Есенин


Не в сети  
   
      
СообщениеДобавлено: 24 апр 2013, 21:05 
источник заразы
Аватара пользователя

Репутация: -818



Извиняюсь перед автором темы,но более подходящей на форуме не нашёл,а так задело за живое...
У этой собаки видимо тоже есть душа.Лабрадор проявляет к ребёнку с синдромом Дауна столько терпения и нежности, что редко кто из воспитателей способен на такое. Без слов, оказывается, можно тоже неплохо общаться.



Не в сети  
   
      
СообщениеДобавлено: 25 май 2013, 15:45 
Аватара пользователя

Репутация: 204



Посвящение.
Паскудный все же этот мир!
Обман и лесть здесь правят балом,
Интриги, подлость, завить, месть
Относит большинство к забавам.

Жизнь большинства - сплошной дурдом!
Один сказал, а сотня подхватила,
И не проверит ведь никто,
О правде ль брякнуло "свинное рыло".

Подумай, чтящий Красоту,
Зачем же этим людям злоба?!
Вокруг прекрасного всего
Так много, так безмерно много!
PS Человек представляет из себя то, что он есть в минуты одиночества.


Ответ на посвящение.
Да, этот мир жесток, я знаю,
В нем столько ненависти, лжи,
Но этого не замечаю,
Ведь в мире столько красоты!

В нем прелесть и очарованье,
И нежность голосов родных...
Зачем же обращать вниманье
На кучу мерзостей земных?!

Живет в моей душе лишь радость,
А в сердце Красота живет.
И НИКОГДА вся эта гадость
Такого чувства не убьет!


Возникло желание повториться немного "в тему"...


Не в сети  
   
      
СообщениеДобавлено: 15 июл 2013, 11:06 
Аватара пользователя

Репутация: 6601



Мерно, год за годом текла жизнь. Работа, учеба, свадьба. Рождение дочери, потом сын и вновь жена подарила дочь.
Проблемы, заботы, то кашель, то ангина. Потом беготня нового порядка – сад, школа, оплатить институт, устроить на работу, отыграть свадьбу.
Дальше, только хуже, в финансовом плане, но жизнь давала радости – родился внук, потом второй. Вот уже на семейные праздники в доме собирается огромная, гомонящая толпа детишек.
Те, что постарше, сидят, посмеиваясь, те, что помладше – носятся по дому и двору.
Николай Петрович откинулся в кресле и посмотрел в окно. Его дети, его внуки и уже один правнук, жарили мясо на углях, играли со старым псом Полканом.
- Что ты тут один? – В комнату вошла его жена, Лариса. – Коль, ты чего это?
Николай посмотрел на жену и пристукнул по своему колену рукой:
- Иди ко мне.
Так они и сидели, обнявшись, наблюдая за своими детишками, украдкой от друг друга утирая слезы.
Не было понятно, что это за слезы. Радость за прожитую не зря жизнь? Или оплакивали они свою молодость, отданную детям и работе?
Кто знает. А пожилые супруги никогда не ответят на этот вопрос постороннему.

- Петрович, может, еще год другой порулишь заводом, а мы тебе зама поставим молодого парня, пусть у тебя поучится? – Басил в трубку министр из областного правительства. – Не хочется абы кого на твое место ставить.
- Валентиныч, - директор устало опустился в кресло. – Знаешь, Паша. Я же всю жизнь на этом заводе, на этой земле. Без отпуска и продыху. На море хочу хоть на старости лет взглянуть.
- Как знаешь, Коля, - смягчился министр. – Но приемника толкового поставь.
- Так Мишка-то Косыгин и встанет. Двадцать с гаком лет в моих замах ходит.
- Ну, добре, Коля, добре.
Коллектив провожал своего директора – Николая Петровича на заслуженный отдых.
Звенели бокалы под сводами заводской столовой. Тосты исключительно были заздравные и многая лета.
На богато, для поселка, убранных столах было все и запотевшие бутылки водки, и мясо, и икра, правда, красная, но все же.
За столами сидели вперемешку и рабочие с женами и руководители – так хотел юбиляр, который знал всех и, которого, знали все – прямой, с крестьянской хитрецой мужик.
- Ребята, - юбиляр поднялся, держа в руках стопку, - ребятишки тише.
Зал умолк, сотни глаз устремились на плотную фигуру директора.
- Я свое отработал, братцы, пора на покой. А вам дам одно напутствие – не будьте горделивы, ленивы и не бойтесь экспериментировать – в нашем деле без этого никуда!
Спустя неделю после «проводов» в доме бывшего директора раздался ночной звонок.
Срывающимся голосом звонивший доложил, что в цеху химобработки, по недосмотру, рванул бак с химикатами, почти вся ночная смена погибла, заживо сварившись в кислотах.
- Пожарным, в скорую позвонили? – Строгим, директорским голосом спросил Николай Петрович
- Нет. – Признался звонивший.
- Так какого хрена? Звоните! Потом сразу на станцию нейтрализации, берите их команду за шкирку и вперед людей главное спасайте, а оборудование – хрен с ним! Ясно?!
- Да! – Рявкнула в ответ решительно трубка.
Руки дрожали, ноги отказывались попадать в штанины брюк. Плясала в руках колбочка нитроглицерина.
- Коленька, что там? – Встревожено спросила жена.
- Авария, что ж еще!
Громко хлопнула дверь, взревел двигатель машины.
А через полчаса Николай Петрович лежал уже в палате реанимации с диагнозом инсульт.

Лариса гладила его по редким уже волосам и тянула к его рту ложку с кашей:
- Коленька ротик открой. Кашка, как ты любишь, рисовая.
Коленька упрямо мотал по-детски головой, мыча что-то не членораздельное.
Мертвый глаз его неподвижно и зло буравил пространство взглядом, правый, еще живой, вращался словно сумасшедший, меча молнии.
- Коленька, кашка. Скушай. – Лариса закусывала губы до крови, кормя беспомощного мужа с ложки.
Николай Петрович рычал, метался на подушке, словно обезумев.

Спустя месяц, в палате бывшего директора завода, среди ночи, вдруг раздался рев:
- Лариса!! Море!!!
Крик плавно стих до хрипа. По коридорам понеслись заспанные медсестры, врачи. Крик повторился вновь:
- Лара! Море!!

Он хрипел, напрягаясь, вырывая слабыми руками у жены веревку, что приготовил для себя.
Из дома убрали все ножи, вилки, ножницы – пропало все, чем Петрович мог уничтожить себя.
И настал второй инсульт. От напряжения, от работы мысли, от жажды уничтожить свое жалкое существование.
Теперь большую часть времени Николай Петрович сидел в кресле и смотрел в окно, на двор, на холмик, под которым дети схоронили Полкана, умершего в отсутствии хозяина.
Петрович то улыбался блаженно, то время от времени плакал горючими слезами.
- Он на море очень хотел попасть. Что б как в фильмах – огромный утес, шторм и только он и море. – Шептала в трубку телефона Лариса.
- Сделаем, мать. – Старший зять был мужиком конкретным и руководил фирмой автоперевозок.

В назначенный день, к крыльцу дома подкатил микроавтобус. Николая Петровича заманили в автобус конфетами и покатили.
Петрович спал, потом проснувшись, внимательно следил сначала за пейзажем степи, потом за ландшафтом гор.
Машина замерла.
- Коленька, выходи. – Прошептала Лариса, на ухо мужу, подталкивая его к распахнутой дверце.

В первый момент, после тонированного темного салона минивэна, даже пасмурное небо ослепило его.
Через секунду, когда зрение вернулось, он задохнулся от простора.
От края до края вдаль убегало море, неспешно катившее валы.
Ковыляя, подволакивая отказавшую ногу, он подошел к обрыву и распахнул объятья.
В порушенных ячейках его памяти вспыхнул свет.
- Лара это море! Мать моя, какая красота!
Лариса прижала сжатые кулаки к своему подбородку, зять, нервно куря, прошептал:
- Заговорил.
Николай Петрович посмотрел на жену и зятя.
- Что плачете, дурные? – Он сам уже был готов прослезиться. – Море же. Красиво.
Он повернулся вновь к морю и повторил:
- Красота!
В этот момент свет померк в его памяти и сознании. Навсегда.

© БеSпалева


Не в сети  
   
      
СообщениеДобавлено: 08 авг 2013, 11:40 
Аватара пользователя

Репутация: -363



~ДВА ЛЕБЕДЯ~
Музыка:А.Морган
Слова:И.Блоцкий
Исполняет:Андрей Морган
1.
По траве густой,
Да нескошенной.
Ехал к девице
Гость непрошенный.
Ехал свататься,
Вёз шелка,меха,
А красавица
Ждала жениха.

Дверь открыл отец
Гостю знатному,
Гостю знатному,
Да богатому.
Усадил за стол,
Обещал ему
Выдать за него
Дочь одну свою.

Припев:
А трава шумит,да качается,
А река бежит,не кончается.
Лебедь там один своей милушке
Целовал-ласкал нежно крылышки.

2.
Приказал отец:
"Позабудь дружка,
Я нашёл тебе
Князя жениха."
Красна-девица
Растревожилась,
Как же быть теперь
С её молодцем.
Припев:
3.
С нелюбимым жить,
Жить да маяться
Не смогла его
Дочь-красавица.
И с обрыва вниз,
В речку полную
Бросилась она
Ночкой тёмною.

А на день другой
В воды синие
К любой-дорогой
Парень кинулся.
И с тех пор весной
На реку всегда
Прилетают два
Белых лебедя.
Припев:


Не в сети  
   
      
СообщениеДобавлено: 04 сен 2013, 10:18 
Аватара пользователя

Репутация: 6601



Денис без стука толкнул дверь в комнату брата. Он знал, что тот не любит, когда к нему врываются без предупреждения, но не мог отказать себе в этой маленькой пакости. Из таких пакостей со стороны Дениса, собственно, и состояли их братские отношения. Не сказать, что Денис не жалел Ваньку. Жалел, конечно, и по своему любил, но таких, как Ванька хорошо и благородно жалеть чуть-чуть – час, два, день, ну - неделю… пока не осточертеют эти вечные слюни, кривые ноги, большая голова и пристальный, молчаливый взгляд из под безбрового лба.

Когда Ваньку десять лет назад привезли из роддома, где его почти два месяца вытаскивали с того света, куда он чуть было не отправился следом за своей и Дениса мамой, он первым делом обвёл присутствующих этим своим взглядом и отвернулся со вздохом, от которого всем стало не по себе. Не должен младенец так вздыхать, он должен егозить и хватать себя за пальцы ног, смешно морщить носик в крапинку и отрыгивать на слюнявчик.

По мере взросления последствия аварии всё больше и больше давали о себе знать, врачи, пороги которых обивал отец с Ванькой на руках, несмотря на солидные расценки всё чаще разводили руками и сыпали терминами, из которых Денис запомнил только про нейронные связи и необратимые изменения, из-за которых Ванька доживёт, в лучшем случае, лет до двенадцати.

К пяти годам Ванька практически перестал ходить, спать и разговаривать. Нет, он умел говорить, просто не хотел. Складывалось впечатление, что ему просто не о чем разговаривать с окружающими. Денису казалось, что Ваньке с ними просто было скучно и неинтересно, но все остальные были уверенны, что он умственно отсталый, поспешно делали «козу», говорили «какой чудный бутуз» и быстро-быстро уходили.

Когда ему исполнилось шесть, отец стал договариваться с приходящими учителями, которые после двух-трёх занятий становились учителями уходящими. Все с растерянным видом объясняли отцу, что сидеть два часа под этим абсолютно ничего не выражающим взглядом они не могут, тем более, что никакую информацию ребёнок, к сожалению не усваивает. После года экзекуций от домашнего обучения пришлось отказаться, а никакое другое было невозможно. Ваньке купили ноутбук, подключили интернет и оставили в покое.

Денис знал, что Ванька не так прост, как кажется, и из-за этого неприязнь к нему только усиливалась. Ну и отец добавлял немалую долю к этой неприязни тем, что всячески баловал Ваньку и носился с ним, как с писаной торбой, потому что чувствовал неизгладимую вину за тот вечер, когда он напился пьяным и дрых в спальне на полу, вместо того, что бы везти в аэропорт тётку Веру из Воронежа, из-за чего за руль села мама на последнем месяце беременности. Денис отчётливо помнил, как, стоя у окна, что бы традиционно помахать маме рукой, смотрел, как она втискивала свой живот за руль белой «Мазды», потом обернулась и улыбнулась такой вымученной улыбкой, что Денис хотел даже сбежать вниз, во двор и уговорить их не ехать, но не успел. «Мазда» выбросила из под колёс пару камешков и скрылась за поворотом.

…автоматический шлагбаум почему-то не закрылся, красные фонари не загорелись, а мама слишком поздно заметила поезд. Когда соседи, так и не добудившись отца, зачем-то привезли Дениса на переезд, он вспомнил момент из «Назад в будущее», где поездом в клочья размётывает «делориан». Картина была примерно такая же, только в фильме не было крови. Ту же ею было заляпано всё. Вдоль путей ходила грязная и забинтованная тётка из Воронежа и собирала в кучу содержимое своих баулов. В больницу она ехать отказалась, а врачи и не настаивали, тётку от удара выбросило из машины и она только сильно исцарапалась, да малость, видимо, повредилась умом, потому что три раза подряд в подробностях рассказала семилетнему Денису, как его мама без одной ноги и со свёрнутой назад головой лежала в скорой и рожала ему братика… При этом тётка руками счищала с баулов чёрные сгустки.

Восемнадцать тридцать. Время происшествия так часто было произнесено и записано в различные бумажонки, что Денис во время похорон даже иногда мысленно напевал это словосочетание на какой-то рэпперский мотивчик: восемнад-цать трид-цать, восемнад-цать трид-цать… Были и слёзы и истерики, но семилетний пацанёнок очень уж не хотел надолго впускать горе в своё беззаботное детство, так что через пару дней он уже почти отошёл от всего этого адского ада…

Отец первое время часто пытался с ним заговаривать, и извиняться, и объясняться и пытаться оправдаться, но оба понимали, что это уже ничего не изменит и постепенно отец тоже успокоился, похудел, стал больше работать, пошёл на повышение и вот – дорос до молодой смазливой секретарши, которая, естественно, не преминула поселиться в их доме. С собой она притащила омерзительное существо по имени Мадонна. Эта Мадонна тряслась всем телом, ссала везде и не переставая лаяла так противно и звонко, что Денис удивлялся, откуда в таком тщедушном тельце столько гадостного, визжачего лая. Через какое-то время этот визг стал чем-то вроде фона и уже никому не мешал, но Денис не упускал случая пнуть Мадонну под зад и она улетала, путаясь в кривых лапах и осыпая проклятиями и его, и этот дом и всю свою поганую жизнь…

Денис рос, и чем старше становился, тем больше отдалялся от Ваньки. Да и тот особо не шёл на контакт, редко когда пробормочет что-то еле слышно или посмотрит в упор, что аж мурашки… Лет с пятнадцати Денис начал приводить в дом девчонок, но те как-то не задерживались. Хоть Ваньку и не афишировали особо, но его наличие чувствовалось во всём, в атмосфере, в запахе, поведении. Поэтому постепенно ходить к Денису и девочки и мальчики перестали, что не добавило теплоты в отношения братьев.

Ванька был в курсе того, что ему осталось немного. Нет, ему никто об этом не говорил, но было видно, что он в теме. Денис чувствовал, что под внешностью покалеченного малыша скрывается что-то, и это что-то гораздо выше и глубже и его, Дениса, и отца, и вообще – всех. Какие-то попытки пойти на контакт успеха не имели, Ванька или просто игнорировал или отделывался односложными фразами, тщательно подтверждая репутацию умственно отсталого. В конце концов Денис стал намеренно злить Ваньку и выводить его из себя. Но с таким же успехом можно было пытаться вывести из себя комод. В итоге Денис, хоть и боялся себе в этом признаться, но стал желать и ждать конца, и своим поведением ничуть не пытался этот конец скрасить, в отличие от отца, который чем дальше, тем больше баловал и исполнял любое Ванькино желание, что, впрочем, было нетрудно, ибо таких желаний было за десять лет ровно три. Первое – это тот самый ноутбук с интернетом, второе – большие дорогие настенные часы с календарём и обратным отсчётом и вот-третье.

Накануне его девятилетия отец поинтересовался, что Ванька хотел бы в подарок, и тот ткнул пальцем в монитор, где на каком-то ностальгически советском сайте была выложена фотография умопомрачительного металлического конструктора за двадцать пять тогдашних рублей, с сотней деталей, магнитов, разной длинны пластинок с просверленными дырочками, проводов, релюшек, выключателей и моторчиков и даже в комплекте с маленьким настоящим паяльником со всеми припоями и канифолями. «Это дай» - сказал Ванька, тыча ногтиком.

Отец объехал все барахолки и перелопатил все ебэи, но такой красоты в комплекте, конечно же не нашёл, а собрал Ваньке огромную коробку, всего, что можно было скручивать, паять и подключать к этому всему электричество. Ванька долго осматривал эту гору катушек, схем, деталей в промасленных бумажках, набор для паяния и дорогущий промышленный фен, сказал «хорошо» и отвернулся.

Десятый год своей жизни Ванька паял. Он сидел сутками в облачках дыма, маленькими пальчиками в ожогах складывая одному ему известную последовательность деталей. Со стороны это выглядело затянувшейся блажью дурачка, да наверное так оно и было, так как никакого практического результата это занятие не приносило, да никто и не ждал. Просто всех всё устраивало и слава богу.

Ещё Ванька писал стихи. Иногда он молча протягивал Денису очередную бумажку с каракулями, расположенными по мере возможности в столбики. Денис читал эти детские, дурацкие стишочки и, в зависимости от настроения – хвалил Ваньку, или просто не говорил ничего. Ванька же не обращал на реакцию Дениса вообще никакого внимания. Просто иногда протягивал очередную бумажку и говорил «На». Стихи были обычными стихами ребёнка про маму и папу, про речку, солнышко и птичку. Если читать эти стихи и одновременно поглядывать на их автора, скрюченного девятилетнего уродца, бесцельно паяющего очередную бессмысленную схему, то потом трудно было уснуть, поэтому Денис читал или не читал их у себя в комнате. Больше, впрочем – не читал… Не хотел лишний раз жалеть брата и тем самым переставать ждать того, чего он ждал…

То, чего он ждал, случилось сегодня...


…Денис без стука толкнул дверь в комнату брата. Он знал, что тот не любит, когда к нему врываются без предупреждения, но не мог отказать себе в этой маленькой пакости. Ванька даже не взглянул в его сторону, продолжая наматывать на подкову магнита медную проволоку и с каждым витком что-то бормоча.

Денис был в плохом настроении, в школе проблемы, и в компании от него уже отворачиваются, не таясь. А всё из-за этого маленького убл… ..нет, это слово он ещё не произнесёт, даже про себя. Нет. Рано ещё. Или поздно уже.

Денис подошёл и прислушался. Ванька старательно, насколько позволяли скрюченные пальчики, мотал проволоку виток за витком, монотонно приговаривая: «Чем больше проволоки, тем больше времени в запасе…» Глаза его были где-то внутри лба, и вообще это всё походило на какую-то идиотскую медитацию. Денис забыл, зачем пришёл и повернулся, что бы уйти. Монотонное Ванькино бормотание прекратилось, и он явственно и чётко сказал: «На». Денис протянул руку и взял очередной исписанный клочок бумаги. Ванька опять стал пережёвывать свою мантру про проволоку, Денис машинально сунул бумажку в карман и вышел.

Ночью Ванька умер. Утром он лежал в постели уже окоченевший, положив ручку под щеку. На его столе был порядок, паяльник и весь этот постоянный электродетальный бардак были убраны в шуфлядки.

Поскольку все были к этому давно готовы, то особо никто не убивался, даже отец. Мадонну только заперли в сарае, откуда она продолжала материть этот мир. Быстро увезли в морг, быстро оформили, на следующий день быстро похоронили рядом с мамой. Сели, выпили, сказали пару банальностей и разошлись. Мадонну вернули в дом, и она со второго этажа продолжила свою бесконечную арию. Всё было, как всегда, только канифолью не пахло. А больным в доме ещё пахло. Этот запах ещё повисит некоторое время, потом выветрится.

Внезапно Денис испытал запоздалое чувство вины. Нашёл бумажку, которую дал ему Ванька и решил прочитать этот последний стишок в его комнате. Перед дверью остановился, вздохнул и…. постучал. Дверь расплылась в заполнивших глаза слезах, он тихонько её толкнул и вошёл.
Поплакал немного в себя, всё-таки семнадцать лет, мужик уже… Сидя за Ванькиным столом машинально выдвинул ящик. В переплетении проводов и нагромождении ощетинившихся резисторов с транзисторами одиноко торчала кнопка. Корявые Ванькины буквы на оборванном уголке бумажки: «Нажми».

Какой-то комок подобрался из подошв и стал существенно мешать где-то под лопаткой. Такое знакомое чувство, когда ожидаешь чего-то, и только ты сам можешь это что-то сейчас взять и сделать. Вот только прямо сейчас и сразу. А то комок опять упадёт куда-то в ноги и там растворится…

Нажимая на кнопку Денис уже почти знал, что сейчас будет. Вот как-то мгновенно все последние годы с Ванькой сложились в одну прямую, как рельса, линию. …как рельса… …как рельса…

Резко, как будто её прихлопнули кувалдой, перестала лаять Мадонна. Исчез запах. Комната увеличилась, разойдясь в стороны потолком и стенами. Обои стали белыми, шкаф вырос, как в мультфильме, стол расплылся и стал в два раза больше и в сто раз чище. Ванькины навороченные настенные часы сменились обычными китайскими.

Семилетний Денис соскочил со стула, запутался в штанинах и рукавах и чуть не упал. Удивления не было, потому что удивление осталось там. Оно потом догонит, но сейчас на него нет времени. …нет времени. …нет времени… «Чем больше проволоки, тем больше времени в запасе!!!» Ну! Малыш, сколько же было у тебя проволоки? Денис метнул взгляд на часы – восемнадцать двадцать. А как там в этом рэпе? Восемнад-цать трид-цать… Восемнад-цать трид-цать…

В голове творилась странная каша, Денис понял, что к нему вернулось сознание и мировосприятие семилетнего мальчугана, и он ужаснулся от мысли, что не сможет ничего придумать в эти десять минут. Десять минут! Десять! Маленький ублюдок, ты не мог сделать так, что бы у меня сохранились взрослые мозги? Что же я могу сделать-то, господи….

Отчаяние овладело Денисом. Слёзы брызнули в два фонтана, он закричал и от неожиданности перестал плакать…. Голос. Его голос стал тем, семилетним голосом, который он вдруг очень резко вспомнил и принял и привык.

Наверху храпел пьяный отец и этот храп тоже отчётливо вспомнился и занял своё законное место. Денис бросился в спальню, понимая, что даже разбудив отца он ничего не добьется, потому что десять минут – это очень мало, что бы объяснить пьяному не проснувшемуся мужчине, что его ещё не рождённый сын собрал из деталей от кофемолок машину времени и отправил его, Дениса в прошлое, что бы мама смогла родить, имея две ноги и голову, смотрящую живыми глазами в белый потолок и кричащую от радостной боли живыми губами….

Это нагромождение идиотских мыслей привело Дениса в состояние «стоп». Так. Значит с мозгами всё в порядке, извини, Ванька, за ублюдка.

Задержать. Просто остановить маму на пол-минуты. Но это же десять километров отсюда! Ванька-а-а!!! Помога-а-а-ай!!! Ну не зря же ты это всё затеял… ну не ждать же опять десять лет, всё это по второму кругу перемалывая. Да и не получится у тебя больше, потому что я уже знаю и время всё равно будет другим….

Голос… мой детский голос… мама так любила, когда я, немножко подзаикиваясь и прикартавливая, читал ей вслух про бычка качающегося и уроненного на пол мишку… Господи, ну какой же я кретин! У папы с мамой ведь уже были мобильники, тяжёлые, как кирпичи …наверх, в спальню!

…ну где? Ну куда ж ты его сунул, скотина пьяная… во внутреннем кармане небось…перевернуть…ну ты и боров был, папахен… ещё эти штанины с рукавами путаются… Часы, где часы? Боже, нет! Пять минут… пять минут, чёрт!!! Пять мину-у-ут, пять мину-у-ут, это много или мало…. Ну вот зачем выключать мобильный телефон? Он же сейчас грузиться будет пол-часа… Господи, дай мне сил просто не сойти с ума. И чёрт с ним, с поездом. Просто не сойти с ума. Что?? Это что, пин-код??? Господи, зачем?? Зачем тебе пин-код… хотя… так, ладно. Должен быть записан. Должен. Телефону всего неделя, я помню, как он принёс эти две коробки и кучу бумаг, договора, расценки… Входящие – доллар, исходящие - три…Записная книжка… Нет! В договоре должен быть код! Договор в коробке, коробка… где??, Где , мать её, коробка?? …да, я точно не семилетний мальчик… Антресоль. Боже, я не дотянусь…стул, два тома энциклопедии, так, вот она. Бумаги, бумаги… чёрррт… вот! Вот он, грёбаный пин-код, труба, ввести, четыре два шесть восемь, пискнул – принял, так, теперь найти маму в записной книжке, как он её там назвал, ну не «мама» же… Жена? Нету. Валя, Валентина, Валечка, Валенок? Нету. Господи-и-и-и!! Ванька! Помогай, маленький …. Это…ну… вот! Во-о-от! Мосенька! Мосенька, чёрт бы меня побрал! Моськой папа маму называл, а нежно – Мосенька…

Всё, гудки пошли. Снимай… Чёрт, она же не берёт, когда за рулём! Две минуты. Две. Минуты две…. Ну остановись и сними трубку, а вдруг я заболел, у меня высокая температура или пьяный папаша свалился с лестницы и сломал себе шею и лежит, как ты со свёрнутой башкой… Сними трубку, ссука! ..я зря что ли сюда, блин, припёрся, в это ваше трижды грёбанное долбанное время!!! Да? Мама? …мамуля.. Мамочка, мне надо тебе что-то сказать, ты остановилась? Нет, всё хорошо, папа спит, ты остановилась? Да я зню, что дорого, ну остановилась ты или нет??? Нет, всё хорошо, просто я боюсь один… Остановилась? Ну постой немного, а я тебе что-то расскажу интересное сейчас… Вот…Вот бумажку нашёл со стихами, сейчас, мамочка, нет, не дома, дома не интересно, надо сейчас…. Слушай.

Завтра будет, как вчера, только ты сумей,
Средоточием добра не люби людей.
Не подарками люби, а люби слезой,
Стал ты маленьким вчера, завтра был большой.
Звёзды будут сыпаться, словно порошок,
Завтра будет, как вчера, только хорошо.

Да? Что? Не слышно из-за поезда? Ладно, я дома дочитаю! Мама, мама, мы тебя ждём тут все, мама! Что? Ну кто, кто… я… и папа.


© zurbagann


Не в сети  
   
      
СообщениеДобавлено: 05 окт 2013, 09:14 
Читатель

Репутация: 0



Maximus-01 писал(а):
Под сталью лат лицо забралом скрыто. Задумавшись о чём-то в тишине
Сквозь мёртвый лес по тропам позабытым передвигался рыцарь на коне.
Тропа вперёд всё дальше уходила, в холодной Мгле, что вызывает страх
Сквозь тучи мрачные над ней Луна светила.Она одна в полночных небесах
Окутанные Тьмой Миры, наполненные злобой озарила...

Огромный чёрный Замок в темноте из мглы внезапно вырос недвижимо.
Нет света в окнах, нет огня нигде, пусты бойницы, тьма неотвратимо
Струится из распахнутых окОн к подножью башен с незапямятных времён.
Копыта лошади стальное гонят эхо. В глухих подвалах призраки кружат...
Забрало лязгнуло и тут же из под шлема златые волосы на сталь упали лат.
...
Двоим дорогу к Счастью освещала...


Сергей, какая красота. Какая необычная средневековая баллада. Но это ведь не подлинник. Это же цитата понравившегося Вам шедевра, я права?


Не в сети  
   
      
СообщениеДобавлено: 30 ноя 2013, 22:44 
злой
Аватара пользователя

Репутация: 252



Будь всё это игрою от скуки
Я наверно спокоен бы был
Я б забыл твои нежные руки
Запах бархатной кожи забыл,
Я не ждал бы тебя как прохлады
И не видел бы в розовых снах
Позабыл бы я привкус помады
На податливых мягких губах
Постоянство мне служит укором,
Но в привычном мелькании дней
Всё стоит перед пламенным взором
Образ хрупкой фигуры твоей.
До тошноты в синий вечер
И по телу пробегает дрожь
Я другой такой как ты не встречу
Но и ты меня второго не найдёшь
И внезапно выступают слёзы россыпью
Глаз твоих знакомый цвет
Больно колешь острыми вопросами
На которые ответа нет.
И не первый я над ними мучаюсь
Это ведь одна из вечных тем,
Гибнут чувства безнадёжно путаясь
В паутине жизненных проблем.

Из рассказа "Опер по прозвищу старик". Автор Корецкий.


Не в сети  
   
      
СообщениеДобавлено: 13 дек 2013, 12:12 
злой
Аватара пользователя

Репутация: 252



И звёзды становятся ближе,
Когда в первый раз ты влюблён,
И кажется этой звездою,
Навеки ты покарён.
То ярче они, то гаснут
Сердце заставив плясать,
И хочется снова и снова
Имя её повторять.
И звёзды становятся ближе,
В память свой луч уронив,
И ты никогда не забудешь
Горя свой первый разлив.
Будет гореть сверкая,
В памяти боль будить,
и на мольбы не взирая,
Образ её хранить.

К сожалению не знаю автора. Эти строки нашёл в романе Дмитрия Леонтьева "Бегство в мечту"


Не в сети  
   
      
СообщениеДобавлено: 17 дек 2013, 11:46 
Аватара пользователя

Репутация: 6601



Девяносто четвертый год. Я молодой, пару лет назад, закончивший институт специалист, работающий в одной московской фирме, был послан в длительную командировку в один прекрасный южный город. Компания снимала мне бюджетную двушку, в хрущевке на 5 этаже, в районе центрального рынка. Райончик не самый спокойный, зато центр. С работы я обычно возвращался под утро, такова уж была специфика заведения, где я трудился и перешагнуть через пару-тройку бомжей коротающих ночь в подъезде, стало для меня привычным делом. Картину дополняли разбросанные по всем этажам пустые бутылки, использованные шприцы и презервативы. Я всегда старался как можно быстрее проскочить эту клоаку и оказаться у себя в квартире. Иногда какая-нибудь куча вонючего тряпья просила сигаретку или мелочь, в этих случаях я только прибавлял шаг, но в тот раз просьба прозвучала странно и я остановился.

- У вас не будет карамельки?- на меня из грязной искусственной шубы смотрело чумазое личико. Мне вдруг стало очень смешно, ну никак я не ожидал, что кто-то в этом хаосе, попросит у меня карамельку.
- Как тебя зовут?
- Марина.

Через 10 минут она сидела у меня в ванной. Я в это время вынес на помойку все ее вещи, только вытащил из кармана грязный, в масляных пятнах паспорт. Голей Марина Анатольевна, 1978 года рождения. Подобрал в шкафу, кое-что подходящее из своих старых шмоток и через час Маринка сидела на кухне, путаясь в длинных рукавах, пила чай и рассказывала о себе. Она была настоящей бомжихой. Уже почти год слонялась по городу без крыши над головой. Сама она была из какого-то небольшого села, мать умерла, а отчим привел в дом новую семью и Маринку просто потихоньку выжили. Она подалась в город, но на работу по малолетству нигде не брали. Ночевала на вокзале, так и прибилась к местным бомжам, чтобы как-то выжить. Ну и закрутилось, в эту среду попасть легче, чем оттуда выбраться, бухала, курила, спала с кем попало, слава богу, вроде без наркотиков обошлось, руки, во всяком случае, чистые. Меня она тоже пыталась отблагодарить известным способом. Но я отказался. Во-первых, малолетка, а во-вторых побрезговал, даже после часа отмокания в ванной, запах остался. Такой характерный запах затхлости, как из подвала. И незаживающая рана на ноге. Эротизма все это конечно не добавляло, но она была красивой, очень красивой. Если честно, я просто сидел и любовался. Неухоженная, без косметики, она была очаровательной до восторга, даже на картинках я никогда не встречал таких красивых лиц.

На следующий день, я купил ей одежду на первое время, зубную щетку, наполнил холодильник, закрыл в квартире и ушел на работу. В общем, отсыпалась и отъедалась Марина неделю, на улицу вообще не выходила. Стала еще красивее, рана на ноге почти затянулась. И еще она оказалась, совсем не глупой, конечно мало знающей, но сообразительной и остроумной. Мне не хотелось с ней расставаться, так бы и оставил ее жить, но я был женат и жена должна была скоро приехать.

Оставить ее опять на улице, я тоже не мог. Как-то привязался и даже чувствовал какую-то ответственность. Поэтому я снял ей квартиру, сначала платил, потом устроил на работу официанткой, к своему хорошему знакомому. Чуть позднее устроил в техникум на вечерний. Съездил в ее село, в школу, где училась, взял дубликат аттестата, благо восьмилетку она закончила. Договорился с кем надо, заплатил.

Было интересно наблюдать, как чумазая замухрышка, превращалась в нормального человека, как гадкий утенок превращался, если не в лебедя, то во вполне обворожительного и красивого утеночка. Я как-то спросил ее, почему она тогда попросила карамельку. На что она ответила, что очень сладкого хотелось, а больше чем на карамельку, она даже не рассчитывала. Смешно….Смешно и грустно. Конечно, мы стали любовниками, каюсь, не устоял, наверное даже влюбился. Во всяком случае, я был счастлив. Но все заканчивается. Так и моя командировка закончилась, надо было возвращаться в Москву. Были реки слез, моих тоже немного, когда никто не видел. Но бросить все, ребенка, жену, работу, благополучную столичную жизнь, духу не хватило. Я уехал.

Уехал, не до конца понимая, кто я, предатель или благодетель. Да в принципе это и не важно. Я еще не понимал главного, что не смогу без нее. Думал что смогу, но в итоге, капля за каплей, все мои переживания и тоска, породили раздражение и нетерпимость в семье. Я развелся через три года, после моего возвращения в Москву.

Взял отпуск и поехал в тот город у моря, хотел найти, упасть в ноги и начать новую жизнь. Нашел через старых знакомых, узнал где живет. Сидел и ждал. Она появилась с ведущим ее под ручку молодым хмырем, видимо мужем. Я не специалист, но наверное так выглядят женщины, месяце на восьмом. Подойти я не решился, не смог. В этот же день, вечерним поездом уехал обратно.

Мосты были сожжены. Но она была в порядке и это меня успокаивало. Жизнь шла своим чередом. Работа, дом, работа. Больше я никого не встретил, с кем мог бы связать свою жизнь, жил холостяком, заводя короткие романы, не пуская никого в свою душу.

Время все лечит и отправляясь в чудесный город у моря, спустя девятнадцать лет, просто на отдых, я поклялся себе не искать и не узнавать что либо про мою карамельку. Отдых пролетел незаметно, я честно держал свое слово, не делая никаких попыток встретится или даже что-либо узнать о Марине. Но это все-таки случилось, помимо моей воли. Отправляясь в последний день на пляж, я купил местную газету, хотя никогда прежде этого не делал.

Удобно расположившись на шезлонге, я открыл газету и чуть не выронил ее из рук. На весь разворот была большая статья с фотографиями, об очень уважаемом предпринимателе, меценате, помогающим бездомным, владелице сети ресторанов и гостиниц Марине Анатольевне Голей. На фотографиях она была потрясающа.

Я понял, что должен ее увидеть, иначе я не смогу не есть, не спать, не дышать. Узнав из статьи, какой ресторан является флагманским, я решил, что там она обязательно появится, во всяком случае, шанс был.

Спросив у метрдотеля, когда будет Марина Анатольевна, я получил ответ, что будет, но когда неизвестно. Сделав небольшой заказ, я присел в дальнем углу и стал ждать. Сердце билось как отбойный молоток, я не знал, как правильно поступить. Она появилась часа через два, красивая и стремительная, повзрослевшая, но для меня все та же маленькая, беззащитная девочка, просящая карамельку.
Метрдотель, сказал ей, что ее ждут, она бросила мимолетный взгляд в мою сторону, махнула рукой, что вроде как вижу, сейчас подойду и принялась рассматривать бумаги принесенные метром, видимо приняв меня за очередного корреспондента или какого-нибудь поставщика.

А у меня уже закипал мозг, от ее близости, от осознания скорой встречи и от терзаний, правильно ли я поступаю. Маринка, в свою очередь не спешила, внимательно изучая рабочие бумаги, за что я был ей благодарен. Я подозвал официанта, рассчитался, попросил книгу отзывов, сделал запись.

Официант, получив назад книгу, украдкой заглянул в нее, удивленно на меня посмотрел, улыбнулся и понес метрдотелю. Тот в свою очередь, прочитав, поискал меня взглядом, пожал плечами и понес книгу хозяйке. Я направлялся к выходу. Дойдя до двери, остановился и посмотрел последний раз на мою “ беспризорницу”. Она выслушала метра, показывающего на место, где я сидел, открыла книгу и прочитала: “У вас не будет карамельки?” Я видел, как она вздрогнула. Вышел.

Поймал такси у входа, сел на заднее сиденье. Маринка выбежала через минуту, она плакала. Водитель повернулся и вопросительно смотрел на меня.
- Поехали! – почти закричал я- В “Красную”, потом вокзал. Поехали!
Комок стоял в горле. “Прощай карамелька. Два раза в одну реку не войти”.

A.Polyakov
17/12/2013


Не в сети  
   
      
СообщениеДобавлено: 29 дек 2013, 03:14 
злой
Аватара пользователя

Репутация: 252



Редьярд Киплинг
стихотворение
«Заповедь»
Владей собой среди толпы смятенной,
Тебя клянущей за смятенье всех,
Верь сам в себя наперекор вселенной,
И маловерным отпусти их грех;
Пусть час не пробил, жди, не уставая,
Пусть лгут лжецы, не снисходи до них;
Умей прощать и не кажись, прощая,
Великодушней и мудрей других.

Умей мечтать, не став рабом мечтанья,
И мыслить, мысли не обожествив;
Равно встречай успех и поруганье,
He забывая, что их голос лжив;
Останься тих, когда твое же слово
Калечит плут, чтоб уловлять глупцов,
Когда вся жизнь разрушена и снова
Ты должен все воссоздавать c основ.

Умей поставить в радостной надежде,
Ha карту все, что накопил c трудом,
Bce проиграть и нищим стать как прежде
И никогда не пожалеть o том,
Умей принудить сердце, нервы, тело
Тебе служить, когда в твоей груди
Уже давно все пусто, все сгорело
И только Воля говорит: "Иди!"

Останься прост, беседуя c царями,
Будь честен, говоря c толпой;
Будь прям и тверд c врагами и друзьями,
Пусть все в свой час считаются c тобой;
Наполни смыслом каждое мгновенье
Часов и дней неуловимый бег, -
Тогда весь мир ты примешь как владенье
Тогда, мой сын, ты будешь Человек!


Не в сети  
   
      
СообщениеДобавлено: 21 янв 2015, 01:08 
Аватара пользователя

Репутация: 3061



Бессонница

Здравствуй, моя бессонница,
Садись, я согрею чай.
Пока бродит зима по околицам,
Вместе со мной помечтай.

Вместе со мной послушай,
Эндрю Паркера блюз,
Нам он изливает душу,
Из саксофона чувств.

Давай погрустим немного
О мертвой царевне-весне,
Которая спит до срока,
Где-то в глухой тишине.

Останься со мной, бессонница,
Часы пусть покажут «шесть»,
С тобой все не спящие борются,
А мне твой визит – за честь.

На меня посмотри глазницами,
Темных окон-бойниц.
В них утром опять засветятся,
Пятна счастливых лиц.

Ты к ним не ходи бессонница,
У них тебе места нет.
Другим там идолам молятся,
Любовь им приносит свет.

Так будь же, тоска-бессонница,
Ночь через ночь со мной,
Пока бродит зима по околицам,
На мой приходи огонь.
****************************
12.01.2010г. Евгений Щербаков - собственно автор я


Не в сети  
   
      
СообщениеДобавлено: 21 янв 2015, 02:14 
Аватара пользователя

Репутация: 3061



Просьба Санчо.

Не грусти, Дон Кихот, твоя Муза тебя не оставит.
Мы идем на войну, чтоб сражаться с тоской и враньем.
Отчего ты молчишь? Неужели она не прославит
Твое рыцарство, друг, и смиренное имя твое?

Мы идем по толпе, приминая прохожих, как травы,
На борьбу с неприятелем выделив только полдня...
Не грусти, Дон Кихот, они просто не знают, что правы
Мы с тобой... Лучше пустим галопом коня.

А потом будет смерть... И тяжелые светлые латы...
Тебя сбросят с седла и ты будешь валяться в грязи...
Не грусти, Дон Кихот, в поражении мы не виноваты -
Все пороки за них, добродетели метят в ферзи.

Пусть потом назовут тебя, рыцарь, шутом и паяцем,
И служение долгу оденут в нелепый капот...
Я с тобой до конца. Ну а смерти не стоит бояться.
Все в порядке. Не надо грустить, Дон Кихот.

Автор Вера Иванова (лично с ней знаком)


Не в сети  
   
      
СообщениеДобавлено: 21 янв 2015, 03:32 
Аватара пользователя

Репутация: 3061



***
Я умру с твоим именем на устах,
Я живу – чтобы видеть, что ты живешь.
Напиваясь в борделях и кабаках,
Вспоминаю – какого ребенка ты ждешь.

Я умру – вспоминая тебя такой,
Когда было тебе лишь шестнадцать лет.
Мы гуляли по городу теплой весной,
А в кармане моём был военный билет.

Я умру с твоим именем на устах,
Как с молитвой войдя с ним в рай,
Чтобы Пётр и Павел, там в облаках,
Поняли, что я страдал через край,

Ведь любовь для меня – это радость и пытка,
Её сладкая боль пожаром пылает в груди.
То, что пережил я – жизни на три хватит с избытком,
Только мне почему-то всего тридцать три.

21.01.2015г.
Пять лет не писал... извините если рифма и ритм скачет...


Не в сети  
   
      
Показать сообщения за:  Поле сортировки  

 [ Сообщений: 311 ]  На страницу  1 ... 14, 15, 16, 17, 18


 Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Перейти: