ДОБАВИТЬ В ЗАКЛАДКИ СТРАНИЦУ, КОТОРУЮ ТЫ СЕЙЧАС СМОТРИШЬ
Регистрация Вход Поиск Карта форума


Читай форум без рекламы!



Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 02 фев 2017, 17:33 
Петрович
Аватара пользователя

1. Непричесанные рассказы. 2. Всякая всячина.
Изображение Изображение
Уважаемые форумчане!
Взял на себя смелость предложить вашему вниманию рассказы, написанные мною. Очень надеюсь, что вы улыбнетесь (а, возможно, и посмеетесь), читая мои опусы.
С трепетом ожидаю вашей реакции...
Скачать мои книги можно по ссылкам:
Непричесанные рассказы
Всякая всячина
Всем - удачи!
Ваш Петрович (Лука).


Не в сети  
   
      

СообщениеДобавлено: 02 фев 2017, 17:46 
Led Zeppelin
Аватара пользователя

Репутация: 3694



Лука
Петрович,ссылку то кинь,а то читать названия обложек как-то не то :-D


Не в сети  
   
      
СообщениеДобавлено: 02 фев 2017, 17:50 
Петрович
Аватара пользователя

benik
Дал. Форум не захотел архив прикреплять...


Не в сети  
   
      
СообщениеДобавлено: 17 фев 2017, 12:08 
Рыболов обыкновенный
Аватара пользователя

Репутация: 9340



Лука писал(а):
1. Непричесанные рассказы. 2. Всякая всячина.

Петрович, ну что зказать - здорово!!! Если все это автобиографично, то ты по молодости был еще тот перец :-D
А если серьезно, то здорово, что на форуме есть люди умеющие писать. Умеющие владеть словом. Умеющие выражать свои мысли. Одним словом - творческие люди.
А может Олег Петрович не один такой на форуме? Может есть еще писатели, художники, поэты (одного я знавал, но он что-то на форуме уже давно отсутствует) и прочие мастера творческого цеха? Которые бы не постеснялись и порадовали нас своими работами.
Может создать ветку на форуме? Это уже вопрос к модераторам. А?


В сети  
   
      
СообщениеДобавлено: 22 фев 2017, 19:23 
Петрович
Аватара пользователя

Саныч_961 писал(а):
ты по молодости был еще тот перец

Да я и сейчас еще... Того... Ну, ты понял! :-D


Не в сети  
   
      
СообщениеДобавлено: 15 апр 2017, 19:15 
Рыболов обыкновенный
Аватара пользователя

Репутация: 9340



Лука писал(а):
Взял на себя смелость предложить вашему вниманию рассказы, написанные мною

Насмелился и я :-[
Крайне редко, но и ко мне заглядывает Мельпомена.
Из детства:
Дед «Илья Пророк»

Давно это было, «когда деревья были большими», когда весь мир казался огромным, а мама часто повторяла: «Ты еще маленький». Что мне жутко не нравилось. «Какой же я маленький» - возражал я. «И дров наколоть, и сарай рейкой обшить, и … много чего уже могу» - гордо ответствовал ей. А мама лишь улыбалась на мои возражения.
А ведь и в самом деле был я такой, лет десять, не больше.
Все началось, как обычно, без прелюдий. Мать с вечера заявила:
- Так, сына, завтра поедешь в деревню к бабе Вале, недельки две у них побудешь.
- Мам, а почему к бабе Вале? Я там ни разу не был!
- Вот теперь и будешь.
- Но там деда Ваня, а его не знаю и не видел никогда.
Дело в том, что мама не так давно вышла замуж и в доме появился отчим, который работал водителем на рейсовом автобусе. Его мать, баба Валя, несколько раз приезжала к нам в город, а вот дед не был никогда.
- Вот и увидишь, - как-то странно вздохнув, ответила мать. - Завтра отец как раз едет в Благовещенку.
Ехать было не очень далеко и минут через сорок автобус остановился на краю, доселе не известного мне села. У дороги стояла, слегка сгорбившись, баба Валя и с явным нетерпением шустро засеменила к двери.
- Ну, наконец-то, привез внучка, - с укоризной проворчала она в сторону водительского окна.
- Здравствуй, мамуля, как батя ? - спросил отчим.
- А што ему будет, ехай давай!
Автобус рыкнул, обдал нас с бабкой пылью и едким бензиновым выхлопом, покатил дальше.
- Ну вот и хорошо, вот и славно, что приехал. А то сидите там в городе своем, света белого не видите. Пойдем поскорее, дед скоро обедать придет, да и ты голодный, наверно. А я наварила, да напекла всего. Уже с утра в печи стоит, - тараторила по дороге баба Валя.
Изба у деда небольшая - кухня, да комната за печкой, со шторой на двери. В кухне, как тогда показалось, почти все место занимала громадная "русская" печь. Стол в углу, две лавки вдоль стола, пол застлан ткаными половиками. На стенах фотографии в деревянных рамках. Вот и все обустройство.
- Ну, давай, садись,- засуетилась бабушка, - щас и дед подойдет.
Она стала сновать между печью и столом, ежеминутно и с какой-то, непонятной мне, тревогой озираясь на окно, где виднелась улица.
- Ой! - вдруг сдавленно охнула бабка, - вот деда идет!
В окне появился высокий, прямой, как кол дядька. Вместо левой ноги из под закатанной штанины торчала исцарапанная деревяшка. Одет он был в засаленную телогрейку, на голове - натянутая на глаза непонятного цвета фуражка.
Входя, пригнулся в дверях, чтоб не удариться головой о притолоку, дед не глядя, повесил фуражку на вбитый гвоздь у дверей.
Коротко бросил:
- Жрать давай!.
- Дак, все на столе, садись, - опять засуетилась бабушка и тут я понял, она его опасается.
- А к нам вот внук приехал. Погостить. На недельку.
- Ну приехал и приехал, - хмуро буркнул в ответ дед.
А потом глянул на внука, и вот тут внуку стало страшновато. Взгляд у деда был жутко пронзительный. Из под густых бровей в сторону внука, сверкнули будто две черных молнии, буквально пригвоздив его к лавке, а все слова у меня в горле застряли.
- Здравствуй..те, - кое-как просипел я.
- Здорово, а ложка где? - уже обращаясь к бабушке, бросил дед.
- Ох, ты ж, боже. Вот, на! - подала она ему деревянную расписную ложку.
Ели молча. Так же молча, доев все, что наложила ему бабушка, дед встал из-за стола и, натянув на глаза фуражку, вышел из избы.
- Ну и слава богу, - перекрестилась бабка на висевшую в углу икону.
Дни покатились своим чередом. Я перезнакомился со многими пацанами в деревне. Тут и драки, и содранные коленки, и новые друзья. Днями приходилось часто и много работать в огороде, а огород у деда с бабкой был будь здоров!.
Вечерами бегали купаться на речку, благо она протекала сразу за огородами. В общем не стану описывать - все мы когда-то были детьми. А время тогда было, как бы это описать нынешним молодым людям - не то, что компьютеров, телевизоры и те наперечет.
Одна радость - улица, вся жизнь там!
За несколько дней я узнал, что деда в деревне называют Ильёй Пророком и, что все в деревне его побаиваются за его нелюдимость. Сказать, что дед был немногословен, значит, ничего не сказать. Но все его слова были, что вбитый с одного маха гвоздь - сказано, отрезано! И ни у кого не возникало желания с ним спорить. Председатель колхоза и тот, если с ним разговаривал, то, как-то снизу вверх. Узнал, что ногу он потерял во время войны и что у него есть два ордена, много позже я их видел - две Красных звезды.
- А кто такой Илья Пророк? - спросил я однажды у бабушки.
- Ну-у-у! Илья Пророк - это бог и очень строгий. Вот в грозу на днях, помнишь, молнии сверкали! Дык это он их кидал. Кто его прогневит, так он его молнией-то и прибьет!
- А почему нашего деда Ильей Пророком зовут?
- Свят, свят, ты у него хоть про это не спроси. Молнии-то из него и без грозы кажин день вон сверкают. Страх прям!
Вот в делах, разговорах, игрищах пролетали дни. Я уже привык к деревенской жизни. На синяки и царапины уже и внимания не обращалось. И вот однажды...
И вот однажды… Можно было бы начать данное повествование именно с этого места, но поскольку речь идет о деде Иване, то без первого знакомства с ним оно было б не совсем полное. Так вот, однажды под вечер…
Над речкой в полукилометре от деревни был наведен подвесной мост. Высота моста над рекой была метров пятнадцать. Ну и заспорил народ, кто прыгнет с него, у кого хватит смелости. Спор - дело принципа, стукнули по рукам и айда туда. С криком, с шумом вывалились к мосту и, уж скинули штаны, как из-за талового куста распрямилась фигура Ильи Пророка!
Не стоит описывать реакцию пацанов на это событие, но молнии, как мне кажется, увидели все! Штаны похватали и рванули оттуда, пока дед не прибил!
И тут громыхнув, раздалось:
- Витька, стой! Иди сюда!
Что мне оставалось делать? Глаза долу, медленно и обреченно сползаю с обрыва.
- Что, деда?
- Чё носитесь, чё орёте? Сядь!
Я присел, что-ж делать-то?.
И тут только заметил, что у него закинуты удочки. Нет, я уже знал, что рыбу ловят. Что можно её ловить сетями, бреднями, мордами и на удочки. Знать-то знал, но ни разу этого не делал, даже при этом действе не присутствовал. Ни разу!
- Деда, ты рыбу ловишь?
- Ну да.
- А как ты её ловишь?
- Чё, не видишь?
- ?
- Сиди и смотри.
- Что-то не ловится.
- Эт тебе не морковку из грядки дергать. Ну-ка, перекинь вон ту удочку поближе вон к тому кусту.
- А как?
- Кхм! Смотри, – и дед перезакинул ближнюю ко мне удочку, - понял как?
- Ага. Можно я сам попробую?
- Давай. Только перейди за куст, не булькай возле меня.
Я аккуратно вытянул удочку и перешел за куст. Раза с третьего у меня получилось ее закинуть.
- Деда, а что у меня перышко не встает? - дед вместо поплавка использовал гусиные перо.
- Да не ори ты. Глубину убавь.
- А как?
- Ымм! - дед перешел ко мне, оглядываясь на свои удочки, быстро передвинул поплавок на леске.
- Понял?
- Ага.
Только дед вернулся к своим удочкам, как у меня поплавок задергался.
- Деда, у меня он трясется!!!
- Клюет значит, тащи.
Я рванул удочку, но на крючке никого не оказалось.
- Эх, коряга! Кто-ж так выводит! Аккуратно нужно, культурно.
А сам пробубнил под нос:
- Не успел закинуть и уж клюет. Хмх!!!
Я снова закинул. Дед же начал коситься в сторону моей удочки. Не прошло и пары минут, как у меня снова начало клевать. Дед в одно мгновение оказался возле меня и как у него получилось так быстро на одной ноге!?
И зашептал мне в ухо:
- Тихо, не торопись, видишь еще не заглотил. Щас, щас! Эт чертяка, как долбит!.
Аккуратно, медленно дед приподнял удилище с земли, замер. В этот момент, глядя на него, я вдруг увидел совершенно незнакомого мне человека. Фуражка – на затылке, брови оказались уж не такими зловещими, в глазах – невероятный восторг. В этот момент он напоминал охотничью собаку в стойке. Вдруг поплавок медленно стал тонуть и дед, щелкнув языком, дернул удилище, как-то взад и вверх.
- Есть чертенок!- и передал мне удилище.
- На, выводи, только не рви, аккуратно, культурно тяни. Как кошку гладишь. Так, давай, давай. Оп-па! Есть полосатик!
Это был мой первый в жизни окунь!!!...
Мне он показался просто гигантом, почти с две моих ладони!. Моему восторгу не было предела! Я тут же затараторил деду, рассказывал, как он не хотел из воды выходить, как упирался, тянул обратно, а я его, все таки, его я вытащил!!!
И глядя на деда, я понял, никакой он не Илья Громовержец, а очень добрый и даже смешливый дедушка, столько в его глазах было радости и умиротворения!
Просидели мы с ним до самой темноты. Улов был – «так себе», так дед сказал. Дед мне рассказывал, как нужно ловить рыбу, на что, про всякие хитрости. Столько слов от него я не слышал все три недели пребывания в деревне, чем за эти несколько часов.
Когда мы с ним шли домой, я насмелился и спросил:
- Деда, а почему тебя Ильёй Пророком зовут?
- Нашел чё спросить, - начал хмуриться дед. – Одни мелют чепуху, балаболы, другие раздувает. Лучше б делом занимались.
Я понял, что об этом больше не стоит и заикаться, и быстро сменил тему.
- Деда, а как тебе ногу оторвало? - и замер.
- Да на рыбалке, растак её! В войну. Потом, как-нибудь, расскажу. Может завтра, когда рыбалку пойдем. Пойдешь?
- Конечно, деда.
На завтра не получилось... То ли дождь пошел, толи еще чего, не помню уже.
А на третий день приехал отчим и пришлось быстро собираться домой. Бабуля наложила пирожков в дорогу и мы заторопились на остановку и подходя к ней увидели, что там и дед стоит.
Бабка в страхе:
- Вань, случилось чё? Чё прибёг-то?
- Чё? Ничё. Пришел и всё!
Постояли, помолчали. Подъехал автобус. Отчим с дедом и бабкой поздоровался, о чем быстро переговорили. А уже в самых дверях дед дернул меня за рукав и почти на ухо:
- Витьк, ты это, чё дак, приезжай. Сходим. Посидим!- и остро глянул мне в глаза.
- Ладно!- закивал обрадованно я.

Грустно и печально мне с тех пор становится все чаще и чаще. Не приехал я больше....


В сети  
   
      
СообщениеДобавлено: 17 апр 2017, 06:22 
строгий администратор
Аватара пользователя

Тоже писал много в своё время ) Эх... было же время


Не в сети  
   
      
СообщениеДобавлено: 17 апр 2017, 08:09 
Рыболов обыкновенный
Аватара пользователя

Репутация: 9340



install писал(а):
Тоже писал много в своё время )

Вячеслав, похвались! Было бы интересно. Благодарных читателей на форуме не мало.
А что сейчас? Не пишется? Творческий кризис? Хотя, как говорил Жванецкий - писАть, как и пИсать, надо, когда невмоготу.


В сети  
   
      
СообщениеДобавлено: 17 апр 2017, 08:33 
Рыболов обыкновенный
Аватара пользователя

Репутация: 9340



Продолжу свои литературные изыски :-D
Все это уже выкладывалось на форуме (старожилы должны помнить).
Вот, малость, стряхнул пыль.

То ли старость на подходе,
То ли кризис мировой,
То ли дело тут в погоде,
То ли что-то с головой.
(Игорь Иртеньев)

Часть первая.

Раннее, раннее утро. Старый деревенский, заросший травой пруд. Солнце еще не взошло, но уже светает. Тишина полная.
Бульк, бульк – у края кувшинок качнувшись, замерли два поплавка.
Василий Семенович или просто Семёныч, аккуратно присел на травку, обтер руки о колени брюк и, достав из нагрудного кармана рубахи пачку «Примы», вынул сигарету, помял ее в пожелтевших пальцах, прикурил, глубоко затянулся…

- Ну, чё Васек, наловим рыбки? Наловим, наловим. Придем, ухи наварим, пожарим, а если соседка теста даст, то и пирог может получится закатать. Можешь не сомневаться. Видел, червячки-то какие уклёвистые – жирные, красные – на таких червей рыба в очередь должна стоять. Не зря же я их с вечера в заварке выдерживал. Щас – попрут карасики. Жалко, что кашу мы с тобой съели, да остатки Шарику отдали. Что-ж ему, голодному, что ли нас дожидаться? А так бы еще прикормка была бы. А на червя клевать не будет, так у нас ещё хлеба малость есть. Карасик и на хлеб ловиться горазд. Так что, что-нибудь да поймаем.
- А ты это, давай не зевай. Мало ли, что не выспался. Сам виноват – во сколько явился домой-то? Опять под утро? Где всю ночь блукал – добрые-то люди спят, а ты все болтаешься где-то. А потом – сидишь и рот дерёшь, и других дразнишь. Хотя, тебе молодому, чё-б и не погулять. Сейчас лето, торопиться никуда не надо, спи да спи, хоть до обеда. Это мне надо вставать пораньше. Вот я по молодости – ууу, девкам до утра спать не давал. Тоже песни по всей ночи орали, то под гармошку, то под гитару. Веселый я был по молодости-то. Это щас я никому не нужен, что с меня с пенсионера взять – ни сил, ни здоровья, ни памяти. Один ревматизм, да кашель, холера их разбери.
- Чё-т не клюет. Давай-ка чуть правее перекинем – вот так. Что говоришь? Все равно куда закидывать? Ну не скажи – дно-то разное. Ямки всякие, коряги на дне бывают. В ямках получше должно клевать. Рыбалка – это наука целая. Вот, бывало, сидят два рыбака, и ловят в одном месте, и ловят на одно и то же. А у одного ловится, а у другого – шиш с маслом. Почему – спрашивается? А я тебе отвечу. Один умеет ловить, а другой нет. Вот загадка и попробуй её разгадать. Сколько я её, эту рыбу переловил. Всяко было. И с уловом приходил, и без улова. Бывало с мужиками отмотаем по сотне верст в один конец и все зря. То погода испортится, то еще чего случится. Сидишь, как дурак – на поплавки все глаза пропялишь, а она клевать и не думала. А потом бабке, царство ей небесное, попробуй докажи, что не ловилась. А у ней все на уме – пировали, да пировали. Ну, бывало, как без этого. А было, что и выпьем всего по красненькой – и то уже перед ночью у костра, да под уху. Эх и хорошо!!! А раз вот помню… Да нет, тебе не обязательно про это знать. Баловство все это.
- Опа, опа, вот и клюет родименький. А ты говорил не будет клева. Давай, давай, щас мы тебя достанем. Вот долбит, гаденыш, ну давай тяни. Так, так – оп-па. Тьфу ты, сволота – сорвался. Ну, надо же, а. Гад – одно слово. А ты чё ржешь, сидишь. Еще и ржет. Ну подумаешь первый сорвался. Остальных возьмем. Да еще и крючки худые. С таких крючков любая рыба может сорваться. Зять вот уж второй год обещает добрые крючки привезти. Все вот жду. Куплю, привезу, подарю. Все забываю. Трепло. Как за картошкой – так не забывает. А как сажать, полоть, окучивать, копать да жуков травить – так нету. А как за готовой – так вот он, нарисовался – хрен сотрешь. Да все покрупнее норовят выбрать, мол, батя мелочь и сам сожрет. Ленка тоже, дочь называется. Нет бы приехать, отцу помочь по дому. Работа у нее видишь ли. Смены не попадают с Вовкой. А кто учиться не давал? Сейчас бы вместе с зятем работала в конторе. И смены бы попадали, и приезжали бы вместе. Вон дома то работы сколько, где мне одному. Дом хоть и не велик – а лежать не велит. Да чёрт с ней с работой, так бы приезжали. А то, как мать схоронили, так больше и не были. Накупили этих телефонов и звонят кажинную неделю – как, да как дела, не хвораешь ли? А что мне телефон, мне потрогать их надо, в глаза посмотреть. А здоровье, чё про него спрашивать. Спрашивают они про то чего нету. Вовчик, тот тоже – батя не кури ты эту погань. А где мне денег на добрые сигареты взять? А? Пенсия то – курам на смех. Взял бы, да привез хороших. Не курит он, видишь ли и мне не советует. Советчик хренов. Здоровье бережет. Где ему его истратить то? Здоровье то? Сидит целыми днями за этим, за, как его, за пакунтьером за этим, кнопочки нажимает. А ты бы в заводе вон или в колхозе бы спину то погнул целыми сутками, а потом бы и говорил про здоровье. Зятек, мать его так.
- Нет, ну чего за день-то такой, а? Она, что - клевать сегодня совсем не собирается, что ли? Сидишь тут, как ворюга на шухере. И украл бы, да нечего. Это тебе Васюха что-то стырить, как два пальца об асфальт, а я за всю жизнь ничего не украл – все своим горбом заработал. Что машина леса? Ну напилил сосны втихаря. Дак я что – эту машину продал? Или пропил? Весь лес на дом пустил, когда строился. А ты бы попробовал купить машину строевого леса тогда. Купил бы? Хрен там. Больше бы пробегал по конторам, пороги бы пообивал и то шиш бы дали. Вот и пришлось воровать. Зато ты сейчас где живешь? Во, во – в доме из ворованного леса. И тепло тебе, и сухо тебе, и сыт, как говорится, и пьян, и нос в табаке. Так что сиди и не вякай. И вообще не каркай под руку. И так не клюет, да ты тут еще под шкуру лезешь, щас как уе…
- Оппаньки, потянул! Идди сюда! Тьфу ты, мать твою растак. Трава зацепилась. Мы, что сюда – на сенокос пришли, что ли? Нарастет всякая хрень, потом за крючки цепляется. Хы, хы – навытаскиваем сейчас травы, да соседке сдадим. Пусть своих кроликов кормит. Вот тоже заноса-то, Лидка то, соседка. Пока Ванька живой был тоже всё хорохорилась – зачем мне мужик?! Одна беда от вас. А как помер, уж три или четыре года прошло? Не помнишь? Нет? Как помер, так все ко мне – Вась прибей штакетину, Вась поправь клетку кроликам, Вась, что-то печка дымит, посмотри мол. Вот пошлю в другой раз на хрен и посмотрим, как без мужика в доме-то. Так то она бабенка ничего – справная. То пирог состряпает, принесет. То все норовит, мол давай хоть в сенях пыль подмету. Может она ко мне клинья подбивает, а? Как думаешь? А, что – может нам сойтись с ней? Вдвоем то всё полегче будет. Хотя, а что Ленка скажет? Вот, мол, не успел мамку схоронить и уж к новой побежал. Кобелём еще обзовёт. Да и жить где будем? В её развалюхе, что ли? А наш дом куда? Её в свой дом пустить? А если еще и в койку полезет? Чё мне там с ней делать? Тьфу, срамота. Еще, поди и прописку в моем доме запросит? Нет уж, принесла что пожрать и иди к себе на хрен. А гвоздь какой забить я и так прийти могу.
- Опа, опа, снова Васьк клюёт. Ну, нуу, топи давай! Вот зараза. Чё ты теребишь, чё теребишь, давай же заноза. Хоп-па! Есть первый карасик!!! Вот, а ты все – не ловится. Ловить надо уметь. Всего-то пару часов просидели. Ну и что, что маленький. Щас старшая родня подойдет. Ну-ка я на вторую хлеб поставлю. Правда сейчас хлеб стали стряпать, прямо гадость какая-то. Не хлеб, а сухари мочёные – в рот не затащишь. Вот Наталья, царство ей небесное, раньше сама стряпала – ум отъешь. Да с молоком еще ежли. Помнишь – сам-то наяривал, за ушами пищало. А ещё картошечки отварит. Поставит, бывало, на стол. Крышку с кастрюли сымет, парок оттуда, такой духмяный. Достанешь картошину, сольцой сверху присыплешь, да еще, если лучок зеленый в прикуску – эмм, вкуснотища! Вот, ёлки зеленые, вспомнил. Аж в животе заурчало. А борщ какой она варила, а пельмени стряпала? И в доме всегда чистота. Правда нервов она из меня вымотала. То то ей не так, то это. Если что скажет сделать, так вынь, да положь ей, вот прямо сейчас. Подождать не могла. Всё ведь поперек меня. И померла то назло мне. Чё, не могла подождать когда я загнусь. Она-то без меня могла бы прожить, а я? Куда я без нее? И день – не день, и ночь – не ночь. Снится она мне Василий. Каждую ночь снится. И рази это жисть? Мука это, а не жисть. Сорок годов с лишним с ней маялся, а вот теперь уж скоро год, как один мучаюсь. Сил уже никаких. Скорей бы уж к ней.
- Вот и жисть. Да какая это жисть. Клева нет, жизни нет – да ну её на хрен такую рыбалку. Чтоб эта рыба вовсе вся передохла. Все. Пошли домой. И одного карася тебе хватит. А себе и картошки наварю. С голоду не помрем!

Кот Васька, увидев сворачивание удочек, радостно соскочил. Еще раз глянул на Семеныча (не передумал ли) и, ткнув хвостом в небо, не оглядываясь потрусил впереди хозяина домой. А что ему оглядываться – дорогу то наизусть выучил.

Часть вторая.

Раннее, раннее утро. Старый деревенский, заросший травой пруд. Солнце еще не взошло, но уже светает. Тишина полная.
Бульк, бульк – у края кувшинок качнувшись, замерли два поплавка.
Рыжий кот по кличке Василий, а также, в зависимости от настроения его хозяина Василия Семёновича (или просто Семёныча) - Васька, Васёк, Васьк, Васюха, а если Семёныч под мухой, то и Базиль или Базилевс (и где он, старый хрен, такие имена слышал?), потрес задней правой лапой, чтоб слетела роса, уселся на расстеленную хозяином фуфайку (не на мокрую же траву). Глянул на хозяина, на воду, на торчащие из нее два поплавка и с явным удовольствием зевнул, показав окружающей среде полный боекомплект своего рта и с невозмутимостью египетского сфинкса уставился в никуда.

-Ну, что Семёныч, наловим, говоришь? Ну, ну. Посмотрим, что ты за ловец. Наловить, конечно, не мешало бы – замечательная эта вещь – карасики, особенно их головная часть. Жареных тоже уважаю, а вот от твоей ухи у меня в животе вечно не порядок. Кто-ж столько перца в суп валит? Это уже не суп, а ядерная смесь какая-то. Потом целый день носишься в поисках воды и… Э, начальник, нафиг закурил то? Пфуй, какая гадость, эта твоя «Прима». Мало того, что в избе все прокоптил, тут еще развонялся – не в курсе что ли, что рыба эту вонь за версту чует. Вот старый пенёк, пока не досмолит до самых пальцев – не бросит. Зараза!
-Что, не зевай? Я не от того зеваю, что не выспался, а от того, что скукота эта твоя рыбалка. Сидишь тут, как парализованный. Вон, у самого то аж глаза закостенели, уставился. А во сколько я домой пришел, это вообще не твое дело, во сколько надо – во столько и приду. Мне за ночь знаешь сколько дел надо переделать? Не знаешь? Ну и помалкивай. А орать – я уж с марта месяца не орал. Как кошки гуляться перестали, так и не ору. Да и ору я не на них, а на соседского Пушка, чтоб он сдох, конкурент проклятый, бабник ненасытный. Что-то на себя не жалуешься, когда с пенсии чекушку выдуваешь – так матершинные частушки орешь, что сороки за версту дохнут. Стыдоба!
-Нет, похоже, ничего ты Семёныч не поймаешь. Перекидывай, не перекидывай, а у рыбы сегодня санитарный день. В нашем сельпо, когда санитарный день, часто такую вкусноту выкидывают, иногда даже селедка горячего копчения бывает. А вот кашу зря всю Шарику отдал. И вообще, что это за несправедливость такая – мне всего ложку каши дал, а Шарику чуть не полную миску навалил. Вот я и спрашиваю – за какие такие заслуги ему столько? Я вот хоть мышей ловлю, а он? Сидит на цепи целый день – мух носом ловит, жрет как боров, да гадит, как пожарная лошадь - в ограде не продохнуть. Вонища!
-Э, эй, начальник, гляди клюёт. Клюёт же, что замер то, вытаскивай, ну! Эй, ты не умер там? Да ё моё - тяни ты её! Цепляй! Подсекай! Эээй, рыбак, блин. Ушла же! Рыболов, твою за ногу. Ну, кто так ловит? Я спрашиваю кто? А всё я, да я. Только хвалиться мастер, а как добрую рыбку вытянуть – так крючки у него худые. Руки у тебя из задницы, а не крючки. Сколько тебе их Вовка уж привез – все в коробочку попрятал. Куда их бережешь? В могилу с собой потащишь, что ли? Ну всё – остались теперь без обеда. Гадство!
-Даа, денек выдался. Одна рыбка клюнула и та сбежала. Да от такого рыбачка не грех и сбежать, ладно хоть хвостом по морде не надавала. Вот бы лягушки обхохотались. И нечего на меня наговаривать, что приворовываю. Подумаешь проверил что у тебя на столе осталось. А как не проверять? На одних мышах не сильно растолстеешь. Да у тебя и мыши то не водятся – что им у тебя жрать? Ладно у соседки возле кроликов приживается мышета, так там и приходится побираться пока Пушок ейный после колбасы отлёживается. Ладно, когда Ленка с Вовкой приедут, тогда и мне колбаски перепадет или сосиски. Правда, последний раз привезли китикета какого-то. Не понравился он мне – на овечьи какашки похож. Срамота!
Оох! Смотри как попёр! Тааащии его заразу! Давай, давай – идет родимый! Ну, всё, доловился. Только тину и можешь ловить. Больше тебя и знать никто не хочет. Ишь ты, смешно ему, кроликам он её унесет. Да кролики тебя за такой корм запинают. Себе в винегрет эту траву покроши, может поумнеешь малость. Это ж с какого переляку надо выдумать, чтоб соседку к себе в дом жить звать. Она же не одна придет, она же с Пушком придет, а я с ним в контрах. Ты обо мне то подумал? Лучше вон, Валентину Егоровну с конца улицы позови. Ну и что, что разведенка, зато у нее Мурка есть. Эх, ядрена, девка! Да я про Мурку, а ты про кого подумал? Лапоть!
-Оппаньки, глянь, снова клюёт. Всё, молчу. Под руку не буду. Нуу, нууу. Уррааа! С почином Вас, Василий Семеныч! Ай, молодца! Ну ладно, хоть не гигант, но с худой козы – хоть шерсти клок. Не, не – хорош карасик, беру свои слова обратно. Да не тряси ты руками то – еще выронишь в воду, а этого я тебе уже никогда не прощу. Лучше уж тогда возле кроликов жить – и тепло, и мыши рядом, да и не курят они. Вот Наталья Федоровна этого карасика приготовила бы. Умела она рыбку готовить. Жаль, конечно, что померла, но у меня к ней тоже претензии имелись. Дело прошлое, конечно, но гоняла она меня. То шерсть, видите ли, то лапы грязные, то: «опять на столе!» - все орала, как потерпевшая. Все ей – не ходи тут, не сори тут. А еще этот пылесос. Вот мое мнение – пылесос, это самое вредное изобретение. Как он гудит и как он шипит – это же ужас тихий! На мне даже блохи от страха в обморок падают, а как очухаются - еще злее меня грызут. Ужас!

-Что? Всё? Удочки сматываешь? Правильно, одобряю. Я же парень то не капризный – мне и одного карасика на весь день хватит. А себе ты и картошки наваришь. С голоду не помрем! Красота!

Семёныч скрутил удочки, карася бросил в сумку в которой могло поместиться бы и побольше рыбы. Сумку в руку, удочки на плечо и закурив вторую за утро сигарету, пошагал вслед за котом. Рыбалка рыбалкой, а домой идти надо – дел там не в проворот. Да и кота накормить нужно – не зря же три часа хозяина сторожил!


В сети  
   
      
СообщениеДобавлено: 03 май 2017, 17:54 
Рыболов обыкновенный
Аватара пользователя

Репутация: 9340



Когда-то (давно уже) задумал написать цикл рассказов касательно рыбацких похождений.
Даже название придумал "Друг мой Колька".
Но то ли гражданка муза завернула к другим, то ли руки не дошли.
А первый рассказ все же смог написать.

«Эх, годы, как махорочка –
Всё тянешь, тянешь Жорочка.
А помнишь…»
(В.С.Высоцкий)
Ну да, годы уже не тянутся, а несутся со скоростью «Сапсана». И уже не я, а сосед Пашка, 22 лет от роду, приехал с рыбалки. Вылез из отцовской «Нивы», с хрустом в костях потянулся, пару раз отжался от капота, повернулся в мою сторону, - «Здорово, дядь Вить!», и, открыв заднюю дверь, стал вытаскивать удочки и прочие рыболовные премудрости.
- Привет, Павло! Как порыбачилось?
- Да, так себе, - неопределенно махнув рукой, ответствовал Павел.
- Куда ездил?
- Аа…, по Каменке прокатился.
- И что? Словил, чего?
- Да вот, пару щучек заблеснил, да карасиков с десяток.
- На «Прошкином коряжнике» живца ставил?
- Конечно. Как всегда - пусто. Враки всё про этот коряжник…
- Ну, ну…

Лет, этак двадцать – двадцать пять назад.

В пятницу, в семь вечера ожидаемо звякнул телефон. Звонил Серега. И картавя, выдал дежурную фразу
- Ну, что готов? Завтра едем? Готов?
- А что мне готовиться!? Всё на мази. Пали – гоним!
- Завтра круто будет – Саня «Звонок» (Звонарёв) на своём новом «Жигуле» поедет. Так что с комфортом покатим!
- Классно!
- Одна фигня только. С ним сосед его натряхивается, «Прошка» (Колян Прохоров).
- Ну и ладно. Будет кому палатку ставить, костер жечь, снаряды подносить, пошутил я.
Нужно сказать, что Колька тогда еще не рыбачил, но постоянно к нам навязывался. Мы, правда, его под различными предлогами не брали. Поскольку ездили на Серегином «Иже» и коляска всегда была забита снастями.
В четыре утра подкатили на «шестёрке» мои сотоварищи. Быстро закидали в багажник мои снасти, лодку и через десять минут уже были в пути. Ехать было не далеко – около часа. Так что в рыболовном трёпе (что, как, где…) дорога пролетела незаметно. Короче, в пять утра мы были на месте.
Быстренько собрали снасти, накачали мою лодку. Серега (по старшинству) распределял по местам:
- «Патрон» (это я), чё, к островку поплывёшь?
Но тут встрял Прошка.
- А можно мне на лодке?
Я быстро снял недоумение на лицах Сереги и Звонка.
- Ну, ладно. Плыви. Не утони только.
- Лодка же резиновая. Не утонет, - логично заявил Колян.
Серега положил в лодку одну удочку, отсыпал в банку червей. Подал их Коляну:
- Сам-то червя насадишь на крючок? Глубину можешь выставить?
- Ага! Саня мне вчера показывал.
- Заплывай вон к тому рядничку, - Серега уверенно ткнул пальцем в место Прошкиной дислокации. Закидывай к краю травы. Окунь там должен клевать. Да заякориться не забудь.
Следует сказать, что приготовленный вчера якорь (свинчатка килограмма полтора) мной благополучно был забыт дома. Но дорогой мы закинули в машину пяток кирпичей. Пара этих кирпичей была сложена в авоську и на шпагат привязана к петле на носу лодки.
- А двух кирпичей хватит? Течением не снесет? – опять логично вопросил Колян.
- Ну, положи ещё пару, - усмехнувшись ответил уже я.
- Так, хорош базарить, - сердито сказал Серега, - давай плыви.
Колька залез в лодку, Звонок столкнул его в воду. Новоявленный погрёб.
Разобрав снасти и всякие брибамбасы для рыбалки, разошлись и мы. Уже начло светать – пора рыбачить. Вдоль берега реки тянулись кусты тальника, между которыми были прогалины, где собственно и были места для забросов.
Я выбрал место как раз напротив островка куда поплыл Николай. Поэтому мог свободно наблюдать за новым рыбачком. Я уже закинул две удочки. Прикормил, начал разбирать донку, местами подтягивая поводки. Слышал краем уха, как Звонок метрах в десяти от меня тоже булькнул поплавками. И тут…
И тут раздался рёв раненного в причинное место бегемота! От островка неслось ААААААаааааа, Бляаааа……!!!! Всё, что у меня было в руках, тут же выпало. Моим глазам и глазам друганов предстала сумасшедшая картина.
От островка, с буруном по носу, неслась моя лодка с восседавшим в позе зайца-спринтера Прошкой. Было ощущение, что гребли не весла, а подключенный от пробитого на понос Карлсона мотор. Не взирая на встречное боковое течение лодка с Коляном летела к обратно к берегу и через минуту на полкорпуса вылетела на берег и еще раньше, скользя по глине выпрыгнул, с глазами, как у бешенного таракана из нее Колян. Я, на всех парах, кинулся к нему:
- Что, что случилось? Ты увидел вчерашнего утопленника или тебе пьяный Окунь кукиш показал?
- Ааа… тыыык… оооо…, - странно водя руками, Колян пытался что-то объяснить, показывая на лодку.
Звонок (они с Серегой тоже подбежали) осторожно двинулся в сторону лодки. Вдруг оттуда и правда вылезет нечто несусветное. Потерпевший в это время начал обретать дар речи.
- Я…, это…, заплыл значит. Якорь бросил…, удочку тоже, значит… Камышину срезал… ножиком, эти листья срезал… ну и ножик, это…
- Слышь, Прош, давай короче, - Серега попытался ускорить развязку истории, - что ножик?
- Я…, это. Его воткнул. Вот, – вытирая остатки пота со лба, ответил Колян.
- Куда воткнул? - странное подозрение возникло у меня
- По привычке. В землю… А тут… Вот. Лодка.
- Так ты её проткнул?
- Не знаю. Я воткнул, ножик в воду отскочил…, а она пшшшшш… А я плавать не умею, - уже чуть не со слезой в глазу начал оправдываться Колян.
- Так залепил бы изолентой. И дальше бы сидел. Чё орать-то. Народ пугать.
- А разве так можно?
Ответить нам не дал истерический хохот Звонка со стороны лодки. Он согнувшись от смеха сидел возле вытащенной на берег лодки и тыча пальцем в сторону носа лодки, пытался что-то сказать. Что за фигня? Мы тоже двинулись к нему еще не зная, что через минуту мы с Серегой тоже будем валяться и ржать, как на концерте Райкина.
Колян, оказывается, от страха греб со скоростью свиста и навстречу течению, не отвязав якорь. А с учетом илистого дна и веса четырех кирпичей – это ж, как надо испугаться. Человеческие возможности не меряны. С той поры я точно знаю, как нужно тренировать гребцов по академической гребле.
Ну, да ладно. Отсмеявшись и малость, пожурив совершенно растерявшегося Кольку, я пошел клеить лодку. Серега с Саней пошли начинать рыбачить. Колян, естественно пытался помочь мне, но мне эта идея не особо понравилась и я, сунув ему в руки удочку (как она не выпала из лодки – мне не ведомо), отправил ловить с мужиками.
Остаток утра прошел без эксцессов. Я, заклеив лодку, отправился к своему месту. Клев был средненький, но втроем мы с ведерко мелочи (ёрш, окунь, карасики) наловили. Когда солнце поднялось и клев совсем прекратился занялись устраивать место под ночлег. Поставили палатку. Приготовили кострище. Перекусили колбасой и консервами, попили чаю. Малость подремали, ну и т.д. и т.п. На вечерней зорьке еще половили. На лодке к островку плавал уже я – Колян на предложение сплавать яростно замахал руками, мол хватит, поплавал. Вечером клевало бойчее и даже Колян кое что выловил.
Дело подошло к глубокому вечеру. Мы собрались в лагере. Звонок решил нас попотчевать настоящей рыбацкой ухой для чего из садков был выбран весь мелкий окунь и ерши. Надо сказать, что уха оказалась мировой. И тут…
И тут… Да, да. Прошка, с хитрой ухмылкой, двинулся к Жигулям. Порывшись на заднем сидении он извлек на свет божий бутылку.
Пусть меня читатели закидают камнями или выскажут полное недоверие, но мы (нашей компанией) спиртное с собой на рыбалку не брали. И причина для этого была. Расскажу, как-нибудь в другой раз. Да и этот случай, может кому-то станет наукой.
Итак, Прошка вынул из закромов поллитру.
- Что это? – нахмурившись спросил Звонок. – Я ж тебе вчера сказал, чтоб водки не брал.
- А это не водка. Это самогон! – многозначительно и радостно провозгласил Колян, – тройной перегонки, семьдесят градусов. У тещи стырил. За что завтра отхвачу люлей – по самое не хочу.
- Ну, ладно. Тащи. Чего уж. А то народ нас совсем не поймет. Лучше уж совсем без рыбы приехать, чем с непочатой бутылкой, - пожалел Коляна Серега.
Бутылка мгновенно перекочевала к костру. И Колян, для усиления эффекта участия, скомандовал:
- Открывайте, а я еще за хворостом для костра сбегаю, - и рванул в кусты.
Через пять минут он, чуть не бегом, уже тащил здоровенную охапку сухих веток и с размаху приземлил их около костра. Я еле увернулся и уже обрадовался, что чашка с ухой во-время оказалась у меня в руках. Чашка-то оказалась в руках, а вот открытая бутылка самогона нет. Удачно сбитая ветками она смело покатилась к костру, что совершенно не устраивало Коляна. Горлышко бутылки уже было запалено и Колян, чтоб не обжечь руки ковырнул её сапогом от костра.
Я не силен в физике и её законах, но бутылка не откатилась от костра, а перелетев через него двинулась, оставляя за собой дорожку синих огоньков, прямо к Саниным Жигулям. Колян, мгновенно сообразив, что ему сейчас будет «песец» и всенепременно полный, прямо через костер, через уху, через Звонка, кинулся вслед за бутылкой. Я не уверен, что Мамай, проходя через Русь, оставлял за собой такой же разгром, какой оставил в этот момент Прошка. Куча веток, разбиваемая сапогами, отправилась в свободный полет. Котелок с ухой, издав жалобный «бздынь», а следом и шипение с паром рухнул в остатки костра. Звонок, уворачиваясь, сначала от горящей бутылки, а затем от рывка Коляна, опрокинул на себя чашку с ухой, взвыв, примерно таким же бегемотом, каким выплывал Колян на проткнутой лодке. Я в один миг оказались метрах в пяти от этой вакханалии и, пытаясь сообразить, продолжал крепко удерживать чашку с ухой. Лишь Серега, вот что значит «старшой», в каком-то акробатическом трюке, успел в прыжке перехватить Коляна и заорать:
- Стояааать всем! – милиционер он еще, к тому же.
Он мгновенно скинул с себя фуфайку и накрыл горящую поллитру, по пути врезав Колюне в район междуглазья и притушил, направленный в район Жигулей, огненный снаряд.
- Похлебали ухи, - стряхивая с себя её остатки, проронил Звонок.
- А у меня еще осталась, - попытался разрядить обстановку, ответил я, что очень удалось.
Мы хохотали еще минут десять. И даже несчастный Колян попытался съюморить, но Санин взгляд его мгновенно остановил.
- Ладно, хрен с ней, с ухой. У нас что-то еще осталось поесть? - обращаясь ко всем, спросил Звонок.
- Да, есть, - как-то сдавленно ответил Николай.
У нас, у всех, у троих, по-моему, в глазах застыл шибко настороженный вопрос.
- Мне жена курицу зажаренную положила, - успокоил нас Колян.
- Уфф, - раздался вздох облегчения у остальных троих.
Остаток вечера и ночь прошла спокойно.
Наутро снова двинулись к своим местам, продолжать рыбачить. Утреннюю зорьку грех не порыбачить. Коляна же, в наказание, заставили приводить лагерь в порядок. Он и не возражал. Собрал палатку, зачистил и прикопал кострище, собрал и сложил в машину все вещи. На это у него ушло около часу и он пришел к нам с намерением тоже половить. Сжалился над ним лишь Серега. Сунул ему в руки старое, толстое бамбуковое удилище с ноль пятой леской. Насадил ему живца и отправил к закоряженному месту, метров в пятидесяти от нас.
- А что на живца тут может клюнуть? - спросил Колян.
- Сом, - дружно раздалось от трех кустов.
- Смотри, чтоб он тебя не утопил, - со смехом добавил Звонок.
Прошка с укоризной посмотрел на него и двинулся, куда его послал Серега.
Около часа все было спокойно. Клев был довольно бодрый. Садки заметно наполнялись, что очень поднимало наше настроение. И тут…
И тут… снова раздался Колькин вопль!
- Мужикииииии!!! Аааа!!! Хтооо этооо…!
- Да, твою ж мать, - взревел Серега, - я его ща убью…
Какая уж тут рыбалка. Мы все втроем двинулись к долбанному источнику крика с одним желанием – начистить ему рожу. Но, уже подходя, увидели, что Колян, упершись на пятую точку, изо всех сил пытался удержать выгнувшееся удилище. Бешенные глаза его выражали лишь одно желание – чтоб то, что там тянуло, его не утопило. Санино предупреждение сбывалось. А плавать, как мы уже знали, он не умел.
- Да, ну, фигня. За корягу зацепился, - предположил Звонок, - приослабь удилище. Тянет? Какая поклевка была?
- Поплавок стоял и вдруг утонул, - продолжая тянуть прохрипел Колян. - Я его к себе, а он туда, глазами указал Колян.
Я аккуратно взял из рук Прошки удилище и потянул сначала в одну сторону, потом в другую. Еще несколько раз, не ослабляя, потянул в разные стороны. На том конце, что-то явно отозвалось и начало двигаться от берега. И, явно, не мелкое. На щуку было не похоже, уж больно движения были вялыми, а щука – дама резкая.
- Не, мужики, это не зацеп, - сделал я вывод. – Надо выводить.
В окружении трех спецов у Коляна взыграл азарт.
- Дай я! Вдруг вытащу!
- Вдруг – бывает только пук и при том вонючий, возразил ему Серега, - хотя… давай, попробуй.
Колька вцепился в удилище и начал его попеременно тянуть в разные стороны, как это только что делал я. Мы закурили и молча стали наблюдать, чем это все закончится.
- Нет, зацеп, - не выдержал Звонок, – режь леску, без толку всё это.
И в этот же момент, это «нечто» начало выходить. Вынырнул поплавок, Прошка начал медленно отходить от берега и, менее через минуту, из воды показалась налимья морда. Серега заорал Коляну:
- Держи, не отпускай, - и рванул к своему месту.
Мы с Саней стояли офонаревшие совершенно. Такой рыбы в наших местах мы не видели никогда. Прибежал Серега с багориком и, зайдя почти по пояс в воду, зацепил налима и вытащил его на берег. Рыбина еще с минуту поизвивалась и затихла. Мы с Серегой разглядывали эту невидаль, у Коляна мелко тряслись руки. Налим был больше метра длиной и на прикид килограмм двенадцать. И лишь Саня смог через минуту вымолвить:
- Знаешь, Проша, вот сейчас, именно сейчас, ты окончательно испортил нам рыбалку. То, что лодку пропорол, мешал нам рыбачить, уху вылил, вечер со своей поллитрой испортил – это все мелочь. На рыбалке это сплошь и рядом. И что теперь мой окунь, почти в килограмм? С завтрашнего дня теперь все будут говорить – а Прошка-то, такого налима на коряжнике взял. А эти трое…
P.S.
А место это, с тех пор (уже двадцать с лишним лет), так и называют – «Прошкин коряжник».

Теперь, вот жду, когда муза завернет ко мне снова. Надеюсь дождаться и продолжить.

В сети  
   
      
СообщениеДобавлено: 20 окт 2017, 20:00 
РЫБОЛОВ ЭКСПЕРТ
Аватара пользователя

Репутация: 5384



Ко мне тоже муза приходит... :da-da: Вот, написал рассказ про "Планету-невидимку"... Правда, думаю, это еще не конец, можно еще много чего дописать и рассказать.
Кому интересно, можете почитать! ; )

Планета-невидимка - фантастика
На планете Земля происходят непоправимые последствия, в следствии деятельности человека: Вода бурлит, температура воздуха понемногу подымается, везде мусор, радиация на большей части планеты - Земля, и все живое на ней постепенно погибают... Но еще есть время и шанс спастись.
Профессор Александр Федорович Матвеев придумывает план спасения человечества. Он выдвинул теорию про существование
"планеты-невидимки", которая находится в соседней галактике. "Эта планета - последний шанс на спасение," - говорит Матвеев.
"По моим расчетам, там похожий климат и есть атмосфера, а это значит - планета пригодна для жизни.
Надо собирать экспедицию, и побыстрее..."
"Долететь - это не проблема, на дворе 2397 год и мы владеем уже такими технологиями - можем летать в далекие галактики. Но, мы уже были там - и ничего, безрезультатно. Никакой пригодной для жизни планеты не нашли. Ну, допустим, есть "планета-невидимка", и как мы по вашему ее найдем?" - сказал один из космонавтов.
"Найдем! Дело в том, что эта планета стает видимой каждое тысячелетие,а потом опять - невидимой... К нашему счастью, тысячу лет почти прошло, от момента ее последнего раскрытия . У нас еще есть время, но и тянуть не стоит. Я рассчитал время, через которое мы будем там, и чтобы как раз успеть на ее раскрытие мы должны вылететь 17 мая 2398 года..
На все приготовления у нас есть год. Но надо поспешить!"


Не в сети  
   
      
Показать сообщения за:  Поле сортировки  

 [ Сообщений: 11 ] 


 Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Перейти: